12006381_1635539703352388_4898730798464393223_n

Ирина Шевченко:

 

Отпусти же и мне этот грех.
Отпусти, как тебе отпустили.
Снег лежит у тебя на могиле.
Снег слетает на землю при всех.

1974 Арсений Тарковский

Один знакомый напомнил мне намедни о флеш-мобе в фб годичной давности. Тогда вместо всяких леденящих кровь новостей и вызывающих рвотный рефлекс котиков народ постил свои любимые картины. И было здОрово!

Я вспомнила, как две недели назад застыла в Эрмитаже. Как вкопанная. Наотмашь. Стояла и смотрела. А потом разревелась. Ко мне подошла смотрительница, погладила меня по спине и сказала: “Плачьте, голубушка. Не стесняйтесь. У нас перед этой картиной многие плачут. Перед иконами в церкви не плачут, а здесь не выдерживают. Ничего, миленькая, Вы не смущайтесь, никто Вас не осудит.”

Рембрандт Ван Рейн. “Возвращение Блудного Сына”. Огромное полотно, слева от окна.

Сын упал на колени перед своим отцом на пороге родного дома.

Помните, так же в финале фильма Андрея Тарковского “Солярис”, вернувшись на Землю, на колени перед своим отцом упал Крис Келли, блудный сын вечного пространства?

А по соседству с Рембрандтом представлены картины его современников – “малых” голландцев. А почему, собственно говоря, “малых”? И почему Рембрандт – “большой” голландец? Они не были малыми, а он не был большим. Просто он был другим. Совершенно другим.

Когда в Голландии наконец воцарился мир после изнурительной войны с Испанией, люди упивались своей тихой мирной жизнью. Они хотели видеть эти домашние портреты, милых музицирующих девушек, уютные дома. И голландские художники всегда отражали это стремление к тихому счастью. Бытовая живопись стала классикой этой школы.

И вдруг появилось исключение. Рембрандт Ван Рейн. Его интересовало совершенно другое: недра человеческого бытия и души. Может потому у него столько автопортретов.

Зачем он это всё написал? Ну, говоря современным языком, «постил бы котиков»… Что его волновало? Какого черта он треплет наши души? Ну, написал бы очередной интерьер, портрет счастливого семейства, девушку за клавесином. Мы бы умилялись. Чувствовали бы себя хорошо потому, что тоже в музыкальной школе трям-трям-трям и вазочка с конфетами на нашем столе. Пошли бы вина выпили плезирно. Шарфик бы себе купили.

Его интересовала та невидимая жизнь, которая и есть, на самом деле, главная. Больная. Мятежная. Бередящая. Безответная. Именно по-этому он написал столько картин на библейские сюжеты, совершенно не свойственные его современникам.

«Возвращение Блудного Сына» – практически последняя картина Рембрандта, его завещание. 1679 год. Об этой картине написаны тома. Что это за картина? О чём главном Рембрандт хотел сказать нам напоследок? Какую мысль он нам завещал?

Финал знаменитой библейской истории. Когда молодой человек, уйдя из дома, сжёг всю свою жизнь, промотал всё своё состояние. Многого хотел. Ничего не добился. Пытался начать с начала, но тщетно. Сгорел в пламенных страстях. А мы разве не такие? Кто в праве осуждать этого человека? Вот таким путём он шел. И тяжек был его путь. Ибо этот человек, пришедший на порог отца своего, с бритой головой каторжника, со стёртыми подошвами ног своих, не способен дальше идти. И он падает на колени перед отцом своим. Перед тем, чьих надежд он не оправдал и чьё имущество он промотал. Растративший всё. Весь запас своих сил, средств и амбиций. Разочарованный и разочаровавший каторжанин. Страшный финал жизни. Отец выходит ему на встречу. И сын. Припадает. К отцу. А отец свои руки кладёт ему на спину.

Я стояла, не шевелясь, и смотрела на лицо отца: нет в нём ни торжества правоты, ни снисходительности, ни нравоучения. Даже жалости нет. А есть какая-то тихая печаль. «Ты дома, сын».

Эта картина – больше, чем живопись. При чём тут светотень и композиция? Какая разница, кто они, другие персонажи?

Это картина о милосердии. О надежде на него. О том милосердии, которое сидит, молчит, а потом врывается и сметает всю эту животную целесообразность. Вмешивается в нашу просчитанную жизнь. Плюёт на справедливость. Делает нас людьми. И мы прощаем. И кладём руки на плечи стоящего перед нами на коленях. И нас, надеюсь, простят. А что важнее этого?

Мы все – блудные сыны в этой жизни. Проматывающие всё и вся. Может и нам удастся получить тихое прощение Старика?

Господи, хоть бы Ты был… Хоть бы положил Ты нам Свои руки на плечи.

12003359_1635539326685759_5505072756500135192_n

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks