«…пистолеты держать дома тогда было немодно»

1143

2wq0D9yOvD6eWLgy_NtkWw-default
Tanya Loskutova

Т Е Т К А / одна из…/

Я уже говорила, что тетку Веру хотели отравить все. Можно было, конечно, избавиться от нее и другим способом. Но пистолеты держать дома тогда было немодно. Да и риск промахнуться к тому же — тетку можно было увидеть только в фас. И то после того как ее нащупаешь.

Она жила в высоком доме у Красных Ворот, в большой коммунальной квартире.

Это я к тому, что, значит, желающих покончить с ней было много. Чем могла насолить тщедушная, всегда в коричневом, тишайшая тетка Вера, я не знаю.
У нас в доме от меня никогда ничего не скрывали.

Вернее так. При мне говорили обо всем, потому что я не считалась. Думали, что я ничего не понимаю. Разумеется, я понимала не все. Но зато мнение складывалось обо всем. Даже больше, вот как сейчас.

Поэтому я не обязательно говорю про факты, я говорю о том, как я это видела тогда…

А видела я все из- под круглого, с крестовиной, стола, из-под бабкиного фартука, из-за ширмы, из-под нашей с бабкой кровати…

Там, переложенные газетами, лежали запасенные мне бабкой же на зиму антоновские яблоки. Там хорошо пахло и хорошо слушалось. Я слушала и во сне, — мои уши были включены круглосуточно. (Позже эту вахту перенял мой язык).

Вот слышу я, тетка у нас в гостях говорит: «Да они все хотят меня отравить»…

Подробности я не слушаю, потому что картинка уже готова: высоченный дом, этажей столько-то, на каждом — квартир столько-то, если даже по одному человеку на комнату — уже есть шанс, что у кого- то получится.

Тетка дома не варит, не жарит, не ставит чайник. Значит, дома не ест и не пьет. В гостях, даже у нас, не ест и не пьет тоже. Потому что бабушка — ее родная сестра, а от родных ничего хорошего ждать не приходится…

Вон, Бася Марковна, например…

Я слушаю. Мне надо знать, чего я могу ждать от мамы…

Тетка Вера говорит, что «нашла маклера»… Он может поменять Красные Ворота на Даев переулок. Это рядом с нами. Мама говорит, что это прекрасно.

Когда тетка уходит, бабушка говорит, что «так и дала бы маме по губам». «Прекрасно», передразнивает она маму. «Ты хочешь, чтобы она каждый день у нас перед пустой тарелкой тошновала?»

Тетка все-таки переехала к нам поближе. Но в гостях у нас побывать так и не успела.

В первый же день тетка заметила, что новый сосед пялится на ее миску с сырой картошкой. Она сразу поняла, что сейчас он достанет банку с дустом, и пошла звонить своему маклеру.

За два месяца маклер поменял Даев переулок на Сретенку, на дом, где «Чулки, носки, галантерея».

До сих пор не знаю, почему она крутилась на одном пятачке — Красные Ворота-Кировская-Сретенка-Садово-Кудринская… Может, из-за ее общественной работы? Она все время что-то сажала, озеленяла, ну, в смысле, цветы всякие. Но как это увязать с покушениями, с дустом?.. Может, она сажала марихуану? Да нет, я бы узнала про травку первая, в Москве тогда были три главных «плохих» района,-
это наша Сретенка, Марьина роща и Красная Пресня…

Я тогда была большая, лет шести-семи, и если бы «наши» знали об этом чуде, первым делом это бы испытали на нас. Потому что в районе был кодекс чести — соплякам до трех-четырех лет — ни папиросы, ни браги не давать.

Чуть не забыла, зачем рассказываю. Тетка так доверилась маклеру, что наотрез отказалась до переезда знакомится с новыми комнатами.

Это становилось скучным. Да-да, мы верим, тебя хотят отравить, наверное, антисемиты, завистники… Что, в последней квартире одни евреи? Ну и что, может, тем более… Да, конечно, интриги, хотят испортить твою карьеру…

В общем, за последними обменами мы не следили. Особенно за самым последним — двойным, тройным или… Черт их запомнишь, эти маклерские комбинации…

Пока однажды не появилась тетка и не попросилась немного полежать.

Меня выставили за дверь поэтому что там было дальше, я не знаю. А врать не хочу.

Может, меня выгнали, потому что решили, что голодная тетка приехала умирать.

Потом, из разговоров мамы и бабушки картинка нарисовалась такая.

Последний переезд. Тетка со своими узелками влезает в кабину грузовика, готовая ехать знакомиться с новыми отравителями и новой комнатой. На пейзаж за окном она не смотрела. Она была старая и ей все равно всё казалось чужим.

Молодые общественники её «райжилцветконторы» вместе с тумбочкой, диваном и тетей Верой поместились в один лифт. Он был очень большой, потому что большим был этот высоченный дом у Красных Ворот.

Тетка никогда не рассказывала, обрадовались ли ей старые соседи, да и когда рассказывать — она скоро умерла…

И что интересно, моя родня, вспоминая о ней, истории теткиных обменов никак не выделяла из общего перечня семейных скучностей. Они были похожи на старый переулок, по которому надоело гулять взад и вперед…

Может, я и реанимирую их в своей памяти, что бы как-нибудь расцветить, придать форму и немного значительности историям этой странной и непонятой до конца семьи…

Зачем? Просто потому что они были…

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...