«Перестали здороваться на улице знакомые…»

575

80 лет назад. Хрустальная ночь

Немецких евреев больше всего поражала не жестокость нацистов, а поведение их собственных друзей, коллег и соседей, до того не замеченных в антисемитских проявлениях. Они все считали себя немцами и не могли поверить в происходящее. Точнее всего это чувство сформулировала Ханна Арендт: «Шоком было не то, что делали наши враги. Шоком было то, что делали наши друзья».

…Предки Марго Зейдлер, уроженки Брауншвейга, жили в Германии с конца XV века. В 1934 году с ней, четырнадцатилетней девочкой, перестали здороваться на улице знакомые мальчики, партнеры по урокам танцев.

В отделе устной истории вашингтонского музея Холокоста я смотрю видеоинтервью, где спустя много лет пожилая женщина вспоминает о пережитом. «Что эти евреи тут делают?» – громко вопрошает незнакомая женщина в вагоне поезда при виде Марго с матерью. «Вам тут нельзя находиться», – говорят ее старшему брату в молодежном клубе, членом которого он является.

К счастью, для ее семьи все окончилось хорошо, им удалось эмигрировать. Оставшихся в Брауншвейге ждала «хрустальная ночь». Свое название этот погром получил из-за осколков стекла разбитых витрин и окон, которыми были усыпаны улицы десятков городов Германии. По информации страховых компаний, стоимость одних только разбитых витрин составила 5 миллионов марок. В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года было убито не менее 400 евреев. Их вытаскивали из квартир, хватали на улице, избивали до смерти.

Почему-то этот день — 9 ноября — не раз был отмечен в немецкой истории. Пивной путч (1923), падение Берлинской стены, наконец.