«Папа от этих идей наследника впадает в тоску…»

1813

Сидим с товарищем в бане. Выпиваем не торопясь. Он с гордостью рассказывает о своей лучшей в жизни сделке:
— Я купил фуру ворованной кока-колы и продал её по рынкам мелким оптом. Немерено бабла поднял… Мне было тогда 19 лет.

По дряблой щеке стекает слеза умиления. Очевидно, что мысль его рисует картину, как к нему приходит его 20-летний сын и говорит: «Папа, мне тут один пацан предложил вагон таджикского алюминия в слябах. По штуке грина за тонну. Войди в долю на половину…»
Но не придёт. И не предложит. Мальчик учится в экономическом вузе, читает книжки про брендинг и подумывает о стартапе. Собирается купить фудтрак и продавать сахарную вату или готовую кашу для московского среднего класса.
Папа от этих идей наследника впадает в тоску и тянется к коньяку.
— Просрёт ведь все дубина стоеросовая. Все блять нажитое непосильным трудом. Просрёт. Обуют его как последнего лоха с этими фудтраками. Лучше бы в консерваторию пошел, как мать предлагала…
Мы с ним выпиваем еще по 100 и обсуждаем, что можно купить в Новгородской области сушеной рыбы по 50 рублей за кило и потом продавать её на пляжах в Сочи по 300.
Про Илона Маска мы не говорим. Это нам не интересно…