Памяти Хаджибея

Январь 23, 2019 11:03 дп

Борис Херсонский

Борис Херсонский:

Хаджибей взят и разрушен. Равно и Измаил.
Империи бьются лбами. Мир не таков, как был.
Святая Екатерина с колесом и мечом
Тут ни при чем.
Товарищ Суворов не Иисус Навин, Хаджибей не Иерихон,
Святые воители грозно глядят с икон.
Не муэдзины, как прежде, но колокольная медь
будет Господа славить впредь.
Города разрушены. Население истреблено,
Мы знаем, что так поступали древние, но
восемнадцатый век — не библейские времена.
Я живу в двадцать первом. Дело мое — сторона.
Идешь по бульвару от биржи и пушкинских строф
к дворцу Воронцова, привет тебе, Воронцов,
от бюста поэта, пьедестал — веселый фонтан,
четыре рыбки, четыре струйки, старинный платан.
Привет тебе, Воронцов, привет, воронцовский дворец,
арабская вязь и турецкий символ украшают торец,
окна также в турецком стиле, но местный ампир
стерпит и не такое. Русско-турецкий мир.
Где-то тут находилась крепость. И руины второй.
Но бульвар прекрасен. Как говорится, не рой
другому яму — сам попадешь в нее.
Говорят, что Гигантская лестница спускается в небытие.
Нет памяти о Хаджибее. Об Аркадии лет через пять
тоже никто не вспомнит. Да и зачем вспоминать?
Никто не жалеет турок. Тем более — янычар.
Никто не желает восточных женщин, их сексуальных чар,
у наших — юбки по бедра и туфли на каблуках.
Не распускайте руки. Держите себя в руках.

23 января 2017

Loading...