11907969_417745761743999_1433874215_o

Lenna Hessen:

“Я уверен, что России в самое ближайшее время — недели, месяцы — предстоит один из двух сценариев. Либо — смена власти с совершенно непредсказуемыми и опасными последствиями. Либо — тяжелейший социальный кризис с уличной преступностью, нехваткой самого необходимого и реальной опасностью для жизни и здоровья граждан. Поэтому, безо всяких шуток: Если есть возможность, уезжайте и, главное, увозите детей”. Владимир Яковлев, фейсбук, 18 августа 2015 (целиком здесь). Вчерашний пост Владимира Яковлева вызвал шквал эмоций и затмил собой праведное негодование по поводу варварской выходки на выставке ЛеССа (Лемпорта, Силиса и Сидура) в “Манеже». Впрочем, на тему хулиганов-пограмщиков и их потворщиков уже все, кто мог, высказались в полной мере, уже развели руками и утерлись. Тем более, на дворе август — месяц урожайный на трагедии в России, и время помянуть подводников, поежиться от неизжитого стыда за вторжение в Чехословакию, вспомнить, по какую сторону баррикад, кто стоял у Белого дома. “Курск”, танки в Праге и на Садовом кольце — уже история. Инцидент в “Манеже” — злободневное. А пост Яковлева — о будущем. И, если подписать петицию в защиту произведений искусств или пойти охранником-волонтером — дело несложное и требует лишь времени и наличия общественного темперамента, то решение о том, как жить и что делать, когда Кассандра бьет в набат, очень непросто. Во мне пост Яковлева тоже вызвал чувство протеста. Но, против чего я протестую и с чем не согласна, я поняла только сутки спустя. У меня нет возражений по сути предсказания. Я, как и Володя, буду рада, если окажется, что он неправ. Но очень может быть, что радоваться нам не придется. У меня нет возражений в отношении совета уезжать и, главное, вывозить детей. Better safe than sorry — английская пословица, которая неаппетитно, но точно переводится на русский “лучше перебдеть, чем..”. Чувство протеста вызвал во мне выбор адресата и способа донесения до этого адресата точки зрения автора. Фейсбук — платформа публичная. Нас читают родители, дети, друзья, враги и (тех, кто известен так, как Яковлев) множество совершенно неизвестных ему людей. Думаю, среди читателей Яковлева много тех, кто уже задал себе вопрос, “ехать или не ехать”, много тех, кто уже принял решение, то или иное решение, сколько-то тех, кого призыв “уезжайте” подвигнет на действия и множество тех, кого этот пост мог ввергнуть в панику, потому что уехать они по разным обстоятельствам не могут. Готова побиться об заклад, что людей, которые хотят (или хотели бы, не не позволяют себе хотеть) уехать или, как минимум, увезти детей, но не могут, в России миллионы. Сколько тысяч из них читают Яковлева, я не знаю, но поскольку никаких слов или советов, обращенных к ним, в его словах нет, то ничего, кроме чувства протеста и неприятия написанного, этот пост не может в них вызвать. Няня моего внука работает в Москве, а семья ее в Приднестровье. Она подписчица “Мульбабара” и читает Яковлева. “А нам что делать?” — с вызовом спросила она меня. По размышлении сказала, что с голодом ее деды справились, ее родители справились, и она сама справится, и закончила классическим “лишь бы не было войны”. С момента захвата Крыма, в тени войны на Украине, Приднестровье живет в предчувствии неминуемой беды, и люди задаются вопросом, что делать. Приднестровцы с русскими паспортами массово перебираются в Россию, надеются, что в Москве будет безопасней и лучше, а с молдавскими — смотрят с надеждой в сторону Европы. Но родители, дома, огороды — это у всех “недвижимость”. Вот и сказала наша няня, прочитав, про грядущую уличную преступность, что, к счастью, у них в деревне в каждом доме есть подвал глубокий, по-другому никто не строит. В Израиле, всегда готовом к неминуемой беде, бомбоубежище есть в каждой квартире. Как и в нейтральной Швейцарии, где по закону положено в каждом жилом доме иметь укрытие на всякий “пожарный”. Те, кто может уехать, разберутся. Нет, спросят совета. А что делать тем, кто остается? Может, попробуем думать о них. Если начнется бунт или выйдут на улицы вооруженные хулиганы и профессиональные убийцы, где прятаться? Куда бежать? Отложить деньги на дорогу и на жизнь по чужим дворам? Выбрать заранее место назначения? Как готовиться к погромам? Устанавливать ли цепочки и глазки? Иметь ли дома сухари? Покупать столовое серебро, отрезы и гаджеты, чтоб выменивать потом на еду? Кого начнут громить в первую очередь? Каменщиков — таджиков, которые третий месяц перекапывают вручную старые улицы московского центра? На кого первого обрушится гнев “славян”? А кто станет следующим? Евреи? Одевать ли похуже детей, чтоб не грабили и телефонов не отнимали? А с кого и за что начнут сажать? И как к этому подготовиться? Мы знаем место, мы знаем действующих лиц, мы говорим о ближайшем будущем. Мы знаем, что все плохое тоже кончается. Мы знаем, что все несчастные несчастны по-своему. И все же, может, стоит попробовать общими усилиями сочинить памятку «план эвакуации — правила жизни при оккупации”, которая кого-то спасет или хотя бы выручит, если нагрянет хаос. Ау, ветераны, ау, мастера самообороны, ау опытные ЗЭКа, ау,адвокаты, инженеры человеческих душ, ау…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks