«Освою лучше гармонь…»

2139

Моё застольное обаяние складывается из трёх констант: на спор поднять стол зубами, пересказать легенду о воскрешении Лазаря из Иерусалима( в шпагате). Наконец, долго и с ужасом говорить о том, сколько книг я прочитала.
Если не понятно, ещё раз: знания, энергия и присущий мне такт привели меня к небывалому процветанию. К женитьбе на богатом алкаше.
И тут такое. Приступ идиотизма вдруг. Как в каком- то нереальном сне.
Я, значит, решила попрощаться с символом своего лебединого одиночества – гробовым фортепиано по имени «Ленинград». Думаю, освою лучше гармонь. Экстравагантно! Заманчиво! Мужу нравится. Удачно подходит к распахнутым ногам.

Опять же. Мы как решили… будем жить как мещане. Дома будем как дома. Потакать своим привычкам: есть по-свински, спать по — свински, пить запоем, ходить без трусов. Фортепиано сюда не вписывается.
Написала смешное объявление на авито. Отдадим, поможем дотащить до метро, обучим нотной азбуке. Только заберите его ко всем чертям, будь оно проклято.
Звонит человек с щедрым кавказским акцентом. Говорит, вы такая хорошая, такая добрая. Такой роскошный инструмент отдаете бесплатно.
А я как устроена: тех людей, которые меня хвалят, я сразу обожаю. Они для меня настоящие люди. Которые звучат гордо. Хорошие слова в свой адрес я воспринимаю полностью. Другие слова до меня доносятся обрывками, как что- то неинтересное. Я не виновата, говорю же, так устроена.
Вы, слышу я, такая добрая, отдаёте бесплатно. И я добрый, я так не могу. Даю за ваше пианино 25 тысяч.
И всё. Свет в голове выключили. Ощущения, будто лечу вниз на парашюте или выиграла миллион. Сразу замаячила кунья шубка, поездка в Ялту, шампанское, жареные павлины на столе, красивое оперированное лицо, новый муж.
Не стала советоваться со старым мужем, умная же. Ума как у скворца… Говорю, конечно давайте деньги. Откуда, перехожу на жаркий шепот, в нашей нищей земле такие люди. Так ценить инструмент. И так не ценить деньги.
А сама уже представляю, как сыплются на меня из воздуха золотые монеты. Мадейра, пляж, чернокожие подтянутые рабы.
В горячке алчности назвала всё, что попросили. Номер карты, секретные коды.
Сотрудник службы безопасности, мужчина с противным умным голосом, потом спрашивал:
— Что было написано в сообщении, после которого списали средства?

— 5 секретных цифр, говорю же.
— Нет. Вы мне дословно прочитайте, что там было написано.
— «Код доступа в мобильный банк — 123345.»
— Нет. Зачитайте полностью. Как написано.
— 12345. Внимание: никто кроме вас, никто! Не должен знать этот код. Никто.
Чтобы вернуть деньги, рыдая и надеясь как всегда непонятно на что, пересказала всю свою жизнь сотруднику банка. И как боролась за хлеб насущный, и как маманю отец бросил, как на зубы копила, писала за деньги, старика окрутила, и вот эти крохи собранные несла в сбербанк. Верила в людей…
— Девушка, вы извините, но вы уже пятая бабка, которая звонит и жалуется на свой идиотизм.

Вот тут и стало по- настоящему стыдно.
И страшно. Потому что, ума у меня оказалось меньше, чем у скворца.
Читаю сейчас Гарднера «математические развлечения».