Опиум — для народа!!!

1133

В фонде православных меценатов и скрепоносцев Латинской Америки кипела работа. Ребята фасовали белый порошок.

Операцией командовал полковник Миркин, дипломаты, иеромонахи и полицейские.

Миркин матерился и орал
священнослужителю аргентинской епархии русской православной церкви, настоятелю храма святых царственных страстотерпцев и адвентистов седьмого дня на крови в Мар-дель-Плате, иеромонаху Якову Самуиловичу:
— Гляди, шельма, бодяженный, не пихай, а то я вас, крапивное семя знаю, ижи еси на небеси, и вот уже вместо тонны, после вчерашнего молебна осталось четыреста кило. Это не по-божески.
— Как можно-с? Ни боже мой. Мы — православные меценаты друг друга не обманываем, это же в детские дома и дома престарелых посылка, на праздники. В прошлый раз три тонны отправили, все без нареканий, все довольны, просили слать еще. — Грустно сказал иеромонах и прижал к груди икону Пабло Эскобара.

— От тож.- Довольно крякнул Миркин, — Это здравое отношение к делу, будешь вести себя хорошо, денег дадим на маленький храм из чёрного мрамора на сорок тысяч квадратов. Ну что, всё расфасовано? Присядем на дорожки…

В фонде православных меценатов и скрепоносцев Латинской Америки кипела работа. Ребята фасовали белый порошок.

Операцией командовал полковник Миркин, дипломаты, иеромонахи и полицейские . Миркин матерился и орал
священослужителю аргентинской епархии русской православной церкви, настоятелю храма святых царственных страстотерпцев и адвентистов седьмого дня на крови в Мар-дель-Плате, иеромонаху Якову Самуиловичу:
-Гляди, шельма, бодяженный не пихай, а то я вас, крапивное семя знаю, ижиеси на небеси, и вот уже вместо тонны, после вчерашнего молебна осталось четыреста кило. Это не по-божески.
-Как можно-с? Ни боже мой. Мы- православные меценаты друг друга не обманываем, это же в детские дома и дома престарелых посылка, на праздники. В прошлый раз три тонны отправили, все без нареканий, все довольны, просили слать еще. — Грустно сказал иеромонах и прижал к груди икону Пабло Эскобара.

-От тож.- Довольно крякнул Миркин, — Это здравое отношение к делу, будешь вести себя хорошо, денег дадим на маленький храм из черного мрамора на сорок тысяч квадратов. Ну что, все расфасовано? Присядем на дорожки…