«Они все — первостатейные мерзавцы, приспособленцы, маньяки и бабы с яйцами…»

1966

КНИГА МЁРТВЫХ

Ну что вам сказать?! Я дочитала «Рейс» Сергея Лойко. И вот, почти впервые, в рамках «ЛитераДуры», я пишу о романе живого автора. Можно даже сказать — живого классика. Не зря я так не доверяла Белинскому. Виссарион Григорьевич, со своей энциклопедией русской жизни и сложной семейной ситуацией, просто этой самой жизни не знал, или смотрел на неё через призму козней своей свояченицы.
Вот она, прекрасная энциклопедия русской жизни, описанная Сергеем Лойко. В романе нет ни одного положительного героя. Они все — первостатейные мерзавцы, приспособленцы, маньяки и бабы с яйцами.

Лично мои симпатии, завоевали вор в законе и проститутка. Они настоящие и просто занимаются своим ремеслом. Им не чуждо всё человеческое, и они, как это ни парадоксально, заботятся о своих близких. Остальные, вроде бы приличные люди, при должностях, регалиях и возможностях рулить нашей жизнью — просто какие-то исчадия ада.

Весь роман выстроен эпизодами, как водопад- каскад, с той лишь разницей, что по накалу страстей и 3D описаниям, он идёт бурным потоком вверх. Веришь каждому эпизоду. Пока я читала, я специально включила новостной канал — он у меня шел таким милым фоном, радуя моих домочадцев витиеватостью обличительных описаний и нагромождением какого-то диковинного вранья.

Сходилось всё — просто с разными знаками. И поскольку Сергея Леонидовича я знаю лет 35 (был моим учителем английского языка) и ни разу за 35 лет меня не на@бал, а телевизор это делал не раз, я поставила на правду Лойко. Она , какая-то, более похожая на истину.

Марсель Пруст писал «В поисках утраченного времени» всю свою жизнь — правил, добавлял, вычёркивал и снова добавлял. Он так заигрался, что никогда не видел в конечном издании, собственно, всё произведение. И оно, в конечном варианте, было ему и не так важно, был важен не результат, а участие, точнее бесконечные правки, вносимые с каждым прожитым днём и переживание этих новых событий.

Когда я читала «Рейс» под монотонный бубнёж новостей, мне тоже хотелось добавить, так как с экрана мне подсказывали ещё более идиотичные эпизоды, которыми бы можно было бы всё дополнить.

Автор использует возможности постмодернизма (или это только мне так показалось) – во всяком случае, у меня мелькнули и свадебные педералы Бориса Виана, и Марчелло Клеричи Бертолуччи, и «праведная обида» Ивлина Во, и фильм «Враг государства». Российская культура широко представлена национализмом с элементами маскарада, неоправданной жестокостью, общим дебилизмом и смутными мыслями о светлом будущем.

Даже любовь тут какая-то ненастоящая — не для радости, и даже не для физического удовлетворения, а для непонятно чего. В результате, получился настоящий бестселлер, который тебя не отпускает до последнего момента. А автор уже на втором романе стал БРП — Большим Русским писателем.

Роман экранизируют, автора обольёт зеленкой казачий конный разъезд, а мы останемся в нашей энциклопедии русской жизни даже без Белинского и без надежды. Я желаю вам приятного чтения.