«…он-то помер, а иудеи-то его остались живы!»

Январь 21, 2016 11:10 дп

MayDay

21 января 1924 года в Горках (бывшее дворянское имение в Подольском уезде) скончался Владимир Ульянов-Ленин – вождь и создатель Советского государства. Конечно, смерть основателя первого в мировой истории государства рабочих и крестьян вызвала всероссийскую скорбь – и скорбь эта была неподдельной.

В стране был объявлен семидневный траур, и за это время попрощаться с Лениным, гроб с телом которого был установлен в Колонном зале бывшего Дворянского собрания, пришли около полумиллиона людей. В основном это были именно рядовые граждане страны – рабочие, крестьяне, целые делегации приезжали от промышленных предприятий.

Конечно, не все жители СССР восприняли смерть Ленина как личное горе. Но об этом в советское время предпочитали не говорить. В последнее время, когда открылись новые источники, картина настроений и общественной атмосферы в первые дни после ленинской смерти стала более объективной. Вот несколько интересных фактов.

Например, многие «бывшие» восприняли смерть Ленина со смешанными чувствами. Генерал Алексей Брусилов (тот самый, который провел знаменитый Брусиловский прорыв) в своем дневнике записал: «Ни на каких демонстрациях по поводу этой смерти я не был. Я только сидел дома, на службу не ездил, морозы были большие. По вечерам ко мне, как всегда, стекалась публика, и я слушал все рассказы и впечатления её. Возмутительных, преступных выходок со стороны большевиков было без конца. Детей замораживали и простужали, держа целыми часами на улицах в шеренгах, в очереди на поклонение «Ильичу». Гнали всех силком, и военных, и гражданских служащих. С риском потери службы и ареста люди шли поклоняться новоявленным мощам».

Смерть Ленина породила невероятное количество анекдотов, вспоминали современники, среди которых встречались довольно остроумные. Например, как одну старуху просвещали — «Ильич умер, а идеи его живы!» — «Ох, батюшка, то-то и беда, что он-то помер, а иудеи-то его остались живы!». Когда 26 января, в последний день траура, было принято решение о переименовании Петрограда в Ленинград, на улицах рассказывали анекдот о том, как Ленин прислал с того света депешу с просьбой отменить переименование – мол, за ним на том свете гоняется с дубиной Петр Первый и кричит: «Стой, убью, ты у меня город украл!». К моменту опускания в могилу было дано распоряжение на всю Россию в четыре часа дня прекратить всякое движение (железнодорожное, конное, пароходное), а на заводах и фабриках произвести свистки или гудки в течение пяти минут. Это породило еще один популярный анекдот: когда Ленин жил, ему аплодировали, а когда умер — вся Россия свистала без перерыва 5 минут.

Рассказывали и о том, как один поэт (некоторые источники указывают, что это был Сергей Есенин) после того, как был принят указ о переименовании Петрограда в Ленинград (это произойдет 26 января), написал в правительство письмо с просьбой переименовать все пушкинские стихи, и поставить под ними авторство самого Есенина. Мол, если Петроград переименовали, стоит ли церемониться с Пушкиным?

Москвич Николай Окунев оставил в дневнике подробные описания настроений в столице после смерти Ленина: «Смерть Ленина принесла даже не огорчение, а гигантское ошеломление… В результате приказано знать, что это — самый гениальнейший человек во все бытие человечества. Сам Христос, Магомет, Карл Маркс, Лев Толстой, Наполеон, Кромвель, Бисмарк, Гладстон, Петр Великий — мелочь в сравнении с ним».

Практически сразу после смерти Ленина началась подготовка к увековечению его памяти. «Насчет памятника в Москве, на самой могиле воздвигают что-то необыкновенное, — писал один из москвичей. — Проекты один другого грандиознее. Сам Наркомвнешторга Красин выступил в «Известиях» со своим проектом, причем предваряет, что «это будет место, которое по своему значению превзойдет для человечества Мекку и Иерусалим». Народный комиссар внешней торговли СССР Леонид Красин действительно выступил с идеей забальзамировать тело вождя. В те годы были очень популярными идеи врача и ученого Александра Богданова и философа Николая Федорова о возможности физического воскресения умерших в будущем, и многие в советском правительстве эти идеи разделяли. Поэтому решено было забальзамировать тело Ленина, чтобы в будущем, когда технологии достигнут необходимого уровня, воскресить его на радость всему человечеству.

ОГПУ по итогам агентурных данных о реакции населения на смерть Ленина и возникшие в связи с этим слухи, составило для руководства страны специальную политсводку, текст которой был сразу же засекречен и оставался под грифом «секретно» до недавнего времени. Неожиданно много в этой сводке говорилось о Тверской губернии. Например, в Завидово ходили слухи о том, якобы Ленин умер еще год назад и все это время его тело в замороженном состоянии хранился в Кремле. В самой Твери говорили, что Ленина убил Троцкий за то, что Ленин якобы собирался отменить налоги с крестьян. Впрочем, даже в ОГПУ констатировали, что настроение у людей в целом «крайне подавленное» и по стране циркулируют не соответствующие действительности сообщения об арестах одними партийными лидерами других. По данным ОГПУ, во многих церквях страны отслужили молебны о «поминовении новопреставленного раба Божьего Владимира»: в Тверской губернии служили панихиды по Ленину при большом стечении верующих, в Пскове семьи красноармейцев «служили молебны за упокой Ильича в церквах», а в Нижегородской губернии большинство заводов постановили отчислить полдневной заработок на траурные венки вождю

Траурные подношения к могиле Ленина – это отдельная тема, которая также осталась практически вне поля зрения исследователей. В Москву присылали самые необычные предметы, должные выразить скорбь в связи с невероятной утратой. Авиаторы прислали настоящий пропеллер, который должен был символически выразить то, что Ленин был «пламенным мотором» всего мирового рабочего движения. Трудящиеся разных национальностей благодарили вождя за освобождение их народов. Обычно эмоции выражались скромно, типа «любимому Ильичу от народа такого-то». Но были и целые «декларации независимости»: «От освобожденной свободолюбивой автономной Чечни Великому вождю — гению освобожденных угнетенных национальностей — Владимиру Ильичу Ленину». Рабочие из Златоуста прислали огромный меч – этот «меч классовой борьбы», как предполагалось, следовало нести за гробом Ленина. Работники Центрального статистического управления сделали траурный венок в виде статистической таблицы, на которой перечислялись достижения советской экономики.

Фантазия трудящихся не знала границ. Текстами на лентах можно было просто зачитываться: «От трудящихся Саранска: «Дорогому вождю, Владимиру Ильичу Ленину. Грохотом машин, стуком молотков, взмахами крыльев красных аэропланов мы ответим на вызов, брошенный твоей смертью». Петроградское общество трезвенников прислало плакат из красного кумача: «Да трезвятся все, кто любит Ильича, все на борьбу с пороками выступайте, вы знаете, что сказал Ильич — работай и трезвись». Несколько выпадала из общих трендов практически игривая подпись на венке от рабочих и сотрудников акционерного общества «Шерсть»: «Ильичу прощальный привет».

Случались и курьезные истории. Например, Русско-Бухарское акционерное общество прислало венок с надписью: «Могила Ленина — колыбель трудящихся Востока». Рабочие Кожсиндиката выдвинули иной лозунг: «Твоя могила — маяк коммуны».

Кстати, о мировой коммуне. Прощались с великим коммунистом и соратники из других стран. Довольно обширные послания присылали китайцы, французы, немцы. Не остались в стороне и частные лица. Многим запала в душу лаконичность анархиста из Рима Гамлета Темеллини: «Человеку, заслужившему все». Но его рекорд побила компартия Польши со скромным венком с самой короткой надписью: «Вождю». Заключенные Таганской тюрьмы в пояснении к присланному венку писали: «Личным присутствием доказать преданность твоему ученью мы не можем, по причинам вольных и невольных совершенных нами ошибок перед трудящимися, но душой, сознанием и инстинктом мы с тобой и против твоих врагов». Каялся и известный в прошлом эсер: «Заблудившийся в дебрях эсеризма бывш. политкаторжанин с 1918 года весь твой П. Ф. Иванов (Сибиряк)».
Вдова Ленина Надежда Крупская, выступая на траурном митинге, прежде всего попросила отказаться от идеи установить в каждом советском городе памятник Ленину. «Владимир Ильич совершенно не придавал этому значения», сказала Крупская. Впрочем, ее слова не услышали, и практически в каждом более-менее крупном населенном пункте до сих пор стоят ленинские монументы

Loading...