«Огонь в нынешнем году уничтожил уже свыше шести миллионов (!) гектаров леса!..»

462

Vladimir Genin поделился

Игорь Дмитриев:

Прейскурант на поджог леса

 

О казаках и пожарах — казалось бы, что общего?

Сибирская и дальневосточная тайга сейчас опять полыхает огненными пожарами.

Масштабы бедствия не просто традиционно катастрофичны, они — самые большие за последние десять лет.

По оценкам Лесного фонда «Гринпис России», огонь в нынешнем году уничтожил уже свыше шести миллионов (!) гектаров леса!

Лесные пожары бушуют в Забайкальском, Хабаровском, Приморском и Красноярском краях, в республиках Тыва, Бурятия и Саха-Якутия, на Кузбассе и Сахалине, в Амурской, Омской и Новосибирской областях.

Только чудом огонь не принёс пока больших человеческих жертв. В нескольких посёлках этого удалось избежать, только срочно эвакуировав всех их жителей.

В Забайкалье, например, площадь нынешних пожаров — в два с половиной раза больше, чем прошлогодний показатель в эти же даты.

Причём поджоги — преднамеренные. Люди своими руками уничтожают главное богатство страны — её тайгу, «лёгкие планеты».

Зачем? Есть сразу три меркантильные причины.

Во-первых, местная власть заключает каждый год выгодные ей контракты и на охрану лесов от пожаров, и на их тушение. А отсюда что следует? Если не будет пожаров, то не будет части этих денег.

Вторая причина — специально испортить качественный лесной участок, чтобы там была назначена санитарная вырубка леса. И продать потом эту древесину в Китай.

В-третьих, поджогом можно скрыть, сколько леса уже там было незаконно вырублено.

На Дальнем Востоке есть устойчивые таксы. Бизнес по вырубке тайги и последующим вывозом древесины в Китай налажен давно и имеет огромные обороты. Как говорят, стоимость полицейского сопровождения машин с незаконно поваленной древесиной — всего-то 5–6 тыс. руб. Цена фальшивых разрешений на пилку леса — от 30 до 300 тыс. руб.

Вы скажете — так при чём здесь казаки? Сейчас-сейчас, уже подходим…

Кто виноват — понятно. С ответом на второй главный вопрос — что делать с пожарами? — тоже вроде следует логичный ответ: «Тушить всеми силами МЧС».

Но вот здесь и возникает загвоздка — в виде чемпионата мира по футболу. Вы скажете — ну при чём здесь футбол?! Он же не в тайге будет проходить, а на комфортабельных стадионах в крупных городах, да ещё и сплошь в европейской части страны. Но не скажите, футбольный чемпионат — это ж новая реинкарнация сочинской Олимпиады, то есть вновь мероприятие первостепенного государственного престижа. Его увидят миллиарды болельщиков из всех стран мира и все мировые СМИ. А кто из них увидит и узнает, что горит тайга? Вот то-то.

Поэтому все четыре специализированных противопожарных самолета «Бе-200» будут с 9 июня переброшены из горящей тайги на «обеспечение безопасности объектов» ЧМ-2018.

Полпред президента РФ в СФО г-н Меняйло на недавнем экстренном совещании с региональными топ-чиновниками по поводу пожаров предложил в качестве спасительной меры использовать для спасения лесов … казаков.

По словам Меняйло, «можно в бюджете предусмотреть контроль за посещением лесов, пусть казаки поставят шлагбаум, стоят у него и патрулируют по лесу».

Представили картинку? Это ещё сюрреалистичней, чем доблестная защита с нагайками стольного града от митингов «несогласных»! Казаки ходят по тайге и патрулируют её, поставив пост с шлагбаумом между деревьями…

Догадливый зампред правительства Бурятии г-н Мордовский тут же заговорил о выделении денег из бюджета: «Денежных средств для того, чтобы обеспечить финансирование нашего Верхнеудинского казачьего общества, нет в республиканском бюджете». На что получил милостивое повеление готовить смету. Что ж, я уверен, за ценой дело не постоит, и казаки принесут пользу — если не природе, то хоть топ-чиновникам и их семьям.

Увы, на настоящую, без лампасов с нагайками, защиту тайги Центр не раскошеливается. Центр снял с себя финансовую ответственность за борьбу с пожарами, возложив её на региональные и местные власти. А у тех, разумеется, нет денег, ведь бОльшая часть налогов, собираемых на местах, уходит в Москву.

С принятием Лесного кодекса РФ лесничих практически упразднили, сократив их количество в десять раз! Теперь на одного инспектора приходятся огромные территории, которые они не в состоянии контролировать.

Штат Авиалесоохраны — в пять раз меньше, чем был на момент развала СССР.

Контроля над лесными массивами практически нет, масштабы нелегальных лесозаготовок колоссальны, на делянках остаются отходы (ветви и макушки деревьев), которые положено вывозить и утилизировать. Зато они легко поджигаются…

Руководитель Лесного фонда «Гринпис России» Алексей Ярошенко говорит: «Фактически лесное хозяйство страны за последние годы полностью уничтожено». За ельцинско-путинские четверть века огненные смерчи уничтожили 60 миллионов гектаров леса. Ничего, казаки с нагайками выручат…