Обмен

Август 31, 2019 6:06 пп

MayDay

Дмитрий Петров:

Вчерашний день для многих и разных людей прошел
под знаком важного события — возможного обмена лиц,
удерживаемых в России и в Украине. Оно породило
(и совершенно оправдано) немало эмоций и версий.

Итоги дня показали: это опасно — поддаться соблазну.
В первую очередь — соблазну надежд, порождаемых
СМИ. Одними — по их природе — написать первыми;
иными — по заданию: создать тот эмоциональный
накал, при каком «партнер» может сделать ошибку.

Мне тут важны два вжные вчерашние наблюдения.

Первое: Elena S. Galkina, о том, что подготовку к обмену
активно освещают в Украине, плюс — ряд медиа в РФ
типа РБК и Ъ. И телеграм-каналы — российские и
украинские. А «государственные и (про)кремлевские
СМИ интереса не проявляют». Elena видит здесь
медийную спецоперацию.

Второе: Александр Морозов, о том, что хотя в операции
«Обмен» с обеих сторон участвует не менее, чем по 100
человек, СМИ за 30 часов не назвали ни одного имени
тех, кто координирует процесс со стороны РФ. Это,
обращает внимание Саша, «показывает, насколько
российские власти теперь закрыты». СМИ не могут
получить от них «ни-че-го». Не известно даже, кто
руководит обменом.

Что ж.
В России для части элиты этот обмен — боевая
спецоперация. А о спецоперациях не сообщают
официально. Имен ответственных не называют.
Участников — тоже. Для огромной части аудитории
ни их, ни ее просто нет. Что же это за часть
российской элиты? Выступая весной в Праге,
Глеб Павловский точно и метко описал ее,
как уже живущую в состоянии войны.

О чем это говорит? О том, что будущее России,
и так обещавшее в последние годы мало хорошего,
с каждым днем выглядит всё трагичнее.

Ну, а из всех реплик, посвященных обмену, выделю пост
Илья Пономарев. Он очень верно описывает ощущения
огромного числа людей. Пока — всё.

Илья Пономарев:

Увы, сегодня пленные не вернулись домой. Скорее всего, судя по тому, что президента Зеленского не будет в Украине, еще несколько дней обмен не состоится.

Я искренне прошу прощения у всех, в кого мой предыдущий пост вдохнул ложную надежду. Уверен, что это все равно случится, но пока — нет.

Попытался разобраться, что же произошло. Я видел вечером несколько сообщений на эту тему у Незыгаря и других российских тг-каналах. После полуночи, придя домой, я проверил эту информацию с одним очень информированным человеком, имевшим отношение к переговорам, который сказал, что бойцы уже летят. Я тогда на радостях и написал свой пост.

Утром мне тот же источник сказал, что в аэропорт их возили, но пока ничего не случилось по неизвестной причине. Было высказано предположение, что не все написали прошения о помиловании, что было обязательным условием Кремля. Потом появился пост Юрий Бутусов по тому, что причина — Цемах, которого действительно отдавать ни в коем случае нельзя, на мой взгляд. Думаю, что другие причины маловероятны, и ответственность все равно лежит на Москве.

Не исключаю, что вся эта информационная шумиха была затеяна российскими спецслужбами или отдельными силами в Кремле для срыва обмена или для дополнительной торговли. Если так, то вдвойне посыпаю пеплом голову, что я, как и ряд более официальных лиц, попался на эту удочку. Хотя более склонен думать, что тут не было хитрого плана, а просто проявился традиционный бюрократический бардак.

Так или иначе, я по прежнему держу кулаки и надеюсь, что скоро все, кто оказался в заложниках у Кремля, вернутся домой. И также надеюсь, что это будет лишь первый шаг на пути к миру на Донбассе.

Александр Морозов:

В операцию по обмену с каждой стороны вовлечено не менее 100 человек. С российской стороны, это сотрудники ФСБ, АП, МИДа, ФСИН, Минобороны.

Российская политическая журналистика в течение 30 часов с начала событий не смогла назвать ни одного имени — из числа тех, кто входит в состав координационной группы от этих структур. В результаты мы знаем достоверно только одну украинскую фамилию (Медведчук). Все остальное, включая твиты А.Венедиктова — это просто телеграм-брехня.

Вся ситуация очень ясно показывает, насколько российские власти теперь закрыты. Отделы политики не могут в них получить ни-че-го. Публично не оглашено даже, а кто вообще с российской стороны руководит обменом.

Loading...