Ирина Шевченко:

Баранкин, будь человеком!”

детская книга Валерия Медведева

Цивилизация Запада прочно стоит на античности. Греческой и римской. Именно эллины оставили нам в наследство великую национальную идею. Эта национальная идея до сих пор определяет, кто мы есть. И ужас XX-го века заключался в попытке от этой идеи отказаться. Но она выстояла.

Что же это за национальна идея такая? Настолько мощная, что легла в основу нашей цивилизации? Идея, которая из национальной переросла в цивилизационную? Идея, с помощью которой мы определяем «свой-чужой»?

Вот она. Убей в себе животное. Стань Человеком.

Вот прямо возьми так и убей… А как? И главное, зачем?

Двигаясь от детской непосредственности к правилам. От самобытности к канону. Создавая идеальные – ордерные –формы во всём. Переставая быть хаотичным. Для того, чтобы стать соразмерным Космосу, Богу. Шагнуть в вечность.

Идея, кстати, не оригинальная. Весь Ветхий Завет – ровно об этом. Посмотрите на 10 заповедей. Их вполне можно озаглавить «Убей в себе животное», разве нет?

Любая религиозная доктрина, даёт нам правила поведения (тот же канон), порой невыносимо тяжелые в быту, соблюдение которых и делает нас людьми.

Почему нельзя есть всё подряд? Спать со всеми, кто приглянулся? Забирать себе всё, что понравилось? Укокошить всех, кто мешает жить? Нести в суде всякий бред? Да, потому, что это ведёт к хаосу.

Иудаизм сказал об этом за тысячу лет до эпохи греческой античности. Но иудеи жили замкнуто, считали всех остальных необрезанными свиноедами, за стол ни с кем из других народов не садились. Олимпийских игр не проводили, статуй не ваяли, живописью не увлекались, на архитектуре не заморачивались.

Греки же избранными себя не считали, активно расселялись по всему Средиземноморью и были готовы соревноваться с любым народом, который имел гимназии. И через общение и искусство сумели ПОПУЛЯРИЗИРОВАТЬ свою национальную идею.

Эллинская культура была строго регламентированной. Регламентированной олимпиадой, гимназиями, академией искусств. Именно греки создали и разработали идею ордена, канона.

Это вам не «что вижу, то пою». В детском саду непосредственность вполне допускается и даже приветствуется. Но если ты собрался шагать в вечность, так будь любезен – соизмеряй своё творение с Космосом. А Космос существует по определенным законам.

Всё греческое искусство — ордерное. Основа ордера — модуль. Ибо вся вселенная построена по модулю. Модуль это — определенные числовые и фигуративные отношения. До греков этого не было. И мы до сих пор живем в ордерном искусстве. Даже последняя работа Ле Корбюзье — 5 работ с исследованием ордера, которые он называл модулоры – описание системы гармонических величин, основанных на размерах человеческого тела и пропорциях чисел Фибоначчи. 

Где-то начиная с VII-го века до н.э. главным и почти единственным предметом изображения античной культуры стал ЧЕЛОВЕК. В античной Греции практически нет самостоятельных изображений природы или предметов. Античность создала до сих пор продолжающийся прецедент — антропоморфизм. Осмыслила его и объяснила.

А зачем эта высокая регламентация? Почему не изваять статую в любимом стиле «я так вижу»? Не написать симфонию в стиле «я так слышу»? Не издать очередной графоманский бред в стиле «я так думаю»?

Зачем так изнурительно усваивать ремесло и вписывать его в канон? И почему так много античных сюжетов с  победами над кентаврами? Почему так популярен был сюжет победы Зевса над хаосом Титанов? Зачем несчастные греческие мужчины в обязательном порядке и полном составе 500 лет ходили на философские пиры? Зачем такое напряжение? Зачем нужно это постоянное, тяжелое вытаскивание человека в более высокое проживание через олимпиады, пиры, каноны? Зачем эти немыслимые усилия?

Только для одного: человек должен убить в себе кентавра. Он должен стать победителем над своими животными инстинктами. И лишь тогда он станет Человеком.

Убей в себе животное начало. Слепое, разрушительное.  Сделай усилие для катарсиса.  

И мы до сих пор этим занимаемся. Это стало мировыми этикой и эстетикой.

Первый зал в почти любом европейском музее изобразительных искусств – греческий. Тем самым искусствоведы говорят посетителям: “Вот – наши истоки. Вот – кто мы есть”. И в российских музеях тоже. Это – мой камень в огород тех, кто тешит себя иллюзиями про особый русский путь. Про то, что Россия – не Европа. Вся принципиальная разница заключается всего лишь в том, что пресловутый Запад пошел по пути Платона, а Россия – по пути Аристотеля. Оба были древними греками. Оба призывали на войну с кентаврами.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks