про роман «Мать».
Я вапще по природе своей «филолог» (помню иногда наизусть тексты) и даже скорее корректор (вижу текст целиком), а вот роман «Мать», побей меня Бог, не помню.

Только общую канву: Павел там пьёт чево-то, а потом вроде как «сознательным» становится))).

А мать, которая с виду типа бабка, ей сорок лет едва исполнилось. Ну и тэ дэ. Но всё равно не помню, хоть ты меня убей.
Потому что, думаю, это чушь собачья, заказуха.
Впрочем, взгляну мельком сегодня, так и быть.
Помню, однако, «Буревестника»: ещё в детстве он вызывал у меня стойкое недоумение. Какой-то неестественный, это не литература всё-таки.
Как и Девушка и Смерть. Казалось дикой лажей. Ну подросток я была, не ребёнок, конечно: лет так 15.
Там есть фраза: «И как звёзды поцелуи видны».
Спросила Наташку Павловицкую, с детства интересовавшуюся такими вопросами: А как типа могут видны поцелуи?
А Наташка говорит:
— Да это засосы, Витька (брат её старший) часто такой засосанный домой приходит, а мать ругается: опять с блядями где-то тусил.
Жизнь почти прошла, опыт появился, и я вот по сю пору не могу понять: зачем ЗАСАСЫВАТЬ кожу человека? Губы — ладно. А кожу-то зачем? По-моему, отвратительно))))