Алексей Курганов

(миниатюра из серии «Читая Хармса») 

Однажды Жабский вышел из дома в шикарных штиблетах из умопомрачительно белой (белоснежной!) кожи. Между прочим, чистейший нильский крокодил, хвастался он встречным-поперечным. Ишь ты, завистливо вздыхали встречные-поперечные. Небось, дорогущие! После чего как бы случайно, как бы вроде бы нечаянно пытались наступить ему на носок или пятку. Жабский считал себя известным в городе и его окрестностях прозаиком-поэтом-драматургом, поэтому распрекрасно знал, что такое человеческие зависть, подлость и гнусность. Поэтому всегда и на этот раз виртуозно увёртывался, чем чужие пороки только разжигал и озлоблял.

Выйдя из переулка, аккурат у помойки, он практически нос к носу столкнулся с Нильским. Нильский тоже считал себя непревзойдённым мастером художественного слова (а остальных собратьев по перу, естественно, подлецами, мерзавцами и графоманами), а в данный момент, брезгливо морщась, вываливал из ведра на помойку мусор.

Ого, воскликнул он, улицезрев жабские штиблеты. Аппетитно!

Из нильского, между прочим, крокодила, брякнул, не подумав, Жабский. Нильский, услышав название исходного для штиблет материала, посчитал это за скрытое оскорбление и побагровел. Жабский смутился. Он понял, что допустил оплошность.

Нильский, говоришь, прошелестел в плохо скрываемом гневе Нильский. Крокодил, уточнил Жабский (то есть слово «нильский» в данном конкретном контексте всего-навсего прилагательное. А существительное именно «крокодил». Между прочим, достигает трёх метров в длину. Так что из него, бродяги, не только штиблеты — даже польтов запросто можно нашить! На его крокодильско-нильском меху!). Таким образом, он хотел разрядить начинавшееся было напряжение, но Нильский не обладал чувством юмора и воспринял сказанное именно так, как воспринял.

Кто крокодил, не понял Нильский (или делая вид, что не понял). А вот, и Жабский кивнул на штиблеты. А хочешь, я тебе сейчас в морду харкну, прошелестел в той же задушевной манере Нильский. За что, растерялся Жабский (он не был готов к подобному экстремальному экзерсису). А просто так, услышал в ответ. За всё хорошее вообще и за то, что ты сделал для нашей отечественной литературы, в частности.

Но осуществить своё намерение Нильский не успел: кто-то радостно прокричал от пивной «Василёк»: «Пиво свежее привезли! С раками!» — и оба наших непревзойдённых «деятеля пера», подхваченные моментально возбудившейся толпой, проследовали в сторону вышеназванного пивного заведения, пользующегося заслуженной популярностью у местных алкашей, а также остальных любителей освежиться великолепным пенным напитком.

На этом начинавшийся было конфликт сошёл на нет. Через полгода Нильский погиб на дуэли со сказочником Полукотлетовым (он обозвал супругу Полукотлетова, известную в местных писательских кругах сочинительницу дамских романов, старой б…дью, а сам Полукотлетов в молодости служил снайпером-спецназовцем, так что шансов уцелеть у Нильского не было никаких).

А Жабский осуществил, наконец, свою давнишнюю мечту: побывал туристом в Египте, где с до того гордым видом и невыносимой радостью в глазах фотографировался на фоне древних пирамид, сегодняшних верблюдов и современных бедуинов, что не заметил, как из пустыни к нему подбежала бродячая собака и укусила за коленку. Собака была подозрительна в отношении бешенства (бродячая же!), поэтому Жабскому там же, в Египте, искололи всю ж*пу противобешеными уколами. Вследствие чего он громко и совершенно непонятно на кого (на собаку, что ли? А чего на неё ругаться, если она тут же после укуса скрылась в тамошних бескрайних песках!) ругался матом. Чем в очередной раз подтвердил почётное звание известного в нашей местности прозаика тире поэта тире драматурга тире раздолбая.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks