О личном пространстве

933

Denis Dragunsky:

Тут все свихнулись на «личных границах» и «личном пространстве», а также на «токсичных родителях».

Не знаю, как у моего папы было насчет токсичных родителей, а вот личного пространства у него не было никогда в жизни. Глядите: сначала он жил в одной комнате с отчимом, матерью и братом. Потом отчим убежал, брата убило на войне, он остался с матерью (моей бабушкой). Потом он женился в первый раз, и у них с первой женой Еленой и сыном Леней была одна комната в квартире свекра. Потом они развелись, он вернулся к матери, куда и привел вторую жену Аллу, мою маму. Мы там жили впятером: мама, папа, бабушка, я и моя няня.

Потом мы улучшили жилищные условия: переехали в другую коммуналку, где жили уже втроем в одной комнате. Свои рассказы, а также эстрадные скетчи и тексты слов для песен, мой папа писал на обеденном столе, когда моя бабушка (его мать) ходила со мной гулять — она специально для этого приезжала с Покровки, где осталась жить в своей темноватой комнате (то есть у нее под конец жизни личное пространство всё же завелось). Итак, мы с бабушкой возвращались с прогулки. Бабушка строго говорила папе, указывая на его бумаги, разложенные на столе: «Убрать, убрать, убрать! Ребенку пора обедать!» Ребенку — это мне. И папа собирал свои рукописи, перетаскивал их на тумбочку.

Но потом папа купил огромную, по тем временам, кооперативную квартиру. Жилой площади 64 метра! А нежилой еще полстолька, не меньше. Три комнаты. Одна, самая маленькая — моя. Вот у меня и свое личное пространство завелось. Вторая комната — большая спальня, то есть, по сути, мамина комната. Зеркало, туалетный столик и все такое. А третья, самая большая — кабинет-гостиная. Хотя на самом деле просто гостиная. Большой низковатый стол, за которым собирались гости. Телевизор, диван спально-сидельный, четыре кресла. А в углу у окошка — маленький, на тонких ножках, письменный стол. Для того, чтобы поработать, папа нас с мамой выгонял оттуда, потому что мы в основном крутились там: книги, да и телевизор…

Вот. Потом мы (то есть папа) купили дачу. Четыре комнаты. Внизу гостиная и моя комната, наверху — маленькая комната моей сестры Ксении, и спальня, она же кабинет. То есть двуспальная кровать в алькове, и большой на этот раз, доставшийся от прежних хозяев дачи, двухтумбовый письменный стол.

Так что вот. Сборник рассказов, который уже 55 лет переиздается примерно раз в месяц — и никакого личного пространства. Хотя можно сказать — «вот было бы у него личное пространство, тогда бы он вообще ой-ой-ой и фиг знает чего!»

Может быть. А может быть, и нет. Может быть, личное пространство — то есть его отсутствие — это лишь причина, которой невротик объясняет свои неудачи.

Ведь не могу же я сказать:

«У меня с 10 лет было личное пространство, поэтому я такой клёвый!»

Глупости.

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...