ПОРАЖЕНИЕ РОССИИ НА ВЫБОРАХ ВО ФРАНЦИИ

ТАСС

Россияне — ужасные меланхолики. Только что была паника, что Ле Пен ликвидирует Евросоюз, а теперь начинают ныть, что за Макроном де нет партии и это раскол французской нации. Хорош раскол — 65% на честных выборах! Но надо сказать, что эта все-таки светлая меланхолия. И в более-менее вменяемых кругах. В невменяемых же кругах меланхолия черная, обида и скорбь, ведь Россия проиграла на выборах во Франции!

Россия невменяемая четко стояла за своего кандидата — Марин Ле Пен как яркого выразителя ненавистного глобализма. По-видимому, совершенно не понимая, что на самом деле просто голосует за другой глобализм — глобализм русского мира и суровых нравов Донбасса. Пользуясь известными возможностями глобальных сетей, открытыми границами и либеральными законами Запада, эта Россия пытается навязать Западу свою, не побоюсь этого слова, хамскую глобальную норму. Даже известная и весьма популярная российская идеологема про восстановление границ и заборов везде, где только возможно, и неприкасаемый суверенитет диких людоедских племен и та торпедируется реальными действиями субъектов русского мира. Например, того же Хирурга-Залдостанова, который время от времени пытается прорваться в Европу, чтобы сеять разумное, доброе, вечное вместе с георгиевскими ленточками. О чем было даже специальное заявление российского МИДа. Все это, конечно, говорит нам лишь о том, что российский невменяемый антиглобализм — гнилой, ненастоящий и в общем-то совсем не антиглобализм. На поверку он про то, что сильному можно все и везде, а бессильному ничего и нигде, пацанам это нравится.

И участие России в выборах во Франции — лучшее тому доказательство.

Когда еще было, что бы российская элита так внимательно и заинтересованно следила за всеми перипетиями в чужой стране, с которой она даже не граничит? А ведь только что состоялся дебют – вроде бы сделали своего президентом Америки. Не беда, что тот не совсем в результате оказался свой. Главное, предъявили влияние, а в Америке устроили турбулентность. И вот второй раунд — управлять ключевой страной Евросоюза на полном серьезе взялась вполне пророссийский кандидат, не стесняясь, что на кремлевские деньги. То есть стопроцентный иностранный агент — если определять ее в официальной российской терминологии.

Кандидат, однако, пролетел, как фанера над Парижем. Деньги — тю-тю. Но утешать Путина или злорадствовать над ним вряд ли стоит. Президент войны, он платил не за это. Он платил за саспенс, и он его получил. Его наемный кандидат вышел в финальный тур, изрядно попортив всем нервы, а проблема Ле Пен — лишь счастливо отложилась во времени. Из года в год она наращивает влияние на фоне безмятежности ее политических оппонентов, и одновременно с этим из года в год растут аппетиты закулисных дел мастеров из России. Ну, уж девятый президент Франции точно будет наш, предсказывают они. И ведь это вполне возможно, если политический режим РФ доживет до того времени и если по-прежнему останется платежеспособен.

В эти судьбоносные дни я сам был во Франции. И вот мое дилетантское впечатление: у нашей Лепенши совершенно не было той поддержки, которую пытались изобразить в России. Наверное, где-то она собирала сборища о-очень активных сторонников, но Франция – это не только митинги, Франция — это люди, которые сидят по домам и занимаются своими обычными делами, и вот эта Франция весьма взвешенно подходила к своему выбору. Ни в Париже, ни в другом городе, где я тоже был, я совершенно не встретил фанатеющих за Ле Пен. Были скептики, да, но лепенофилов не было видно вовсе. Короткая демонстрация у мэрии Путатье, на которую я случайно попал, была против Ле Пен. Оценки, которые публично давала молодежь, нисколько не разнились с моими. Те немногие настенные надписи (а надо сказать, что во Франции практически отсутствует давящая изобразительная пропаганда, как в России) были либо против всех, либо конкретно против Ле Пен. Ее называли и расистом, и фашистом.

Эту Францию в России теперь упрекают в том, что она, мол, не ведает, что творит. Спикер КПРФ А. Евдокимов, воображающий Ле Пен левым кандидатом чуть ли ни коммунистического толка, даже написал в своем Фейсбуке: «Выборы позволяют оценить процент разумных людей. Во Франции таковых 35%». Но разумные люди как раз другие. При всем скепсисе к молодому Макрону, те несколько ключевых программных пунктов Марин, с которыми она шла на таран, совершенно не устраивают ни вменяемых французов, ни тем более вменяемых россиян. Марин обещала выдернуть Францию из Евросоюза и снова перейти на национальную валюту, а накопления, извините, у нас в евро. Собственно, одного этого уже должно быть достаточно, но развал Европы при растущей милитаризации России никакому здравомыслящему человеку импонировать тоже никак не может.

Еще про Макрона у нас пишут, что его сделали, в последний момент. Отчасти это правда, но только в том смысле, что вся политика делается, такое уж у нее свойство. Как делалась кем-то и сама Ле Пен. Ее разрушительной программе надо было что-то противопоставить, персонифицировав это противопоставление в личность, в данном случае — в молодого Макрона, и в этом смысле выбор французов не бездумный, а единственно логичный, единственно возможный. На безусловно честных выборах без вбросов, административного ресурса и грязных манипуляций (никто никого не вел за руку к избирательным участкам) они проголосовали против катастрофы.

Давний лепеновец, консервативный философ Борис Межуев, многократно пророчествовавший ее победу, с сожалением дал обидному поражению такое объяснение: они, французы, де обыватели, вот и проголосовали, слабые, против революции (Трамп ведь у нас тоже — народная революция в Америке), понимая, что любая революция, какие бы прекрасные лозунги она с собой ни несла, угроза комфорту. Спрятали, так сказать, тело жирное в утесах.

Рассуждение это — отчасти вполне логичное, за исключением того, что эта проплаченная извне революция ни разу не несла прекрасные лозунги. Однако угроза комфорту действительно получалась совершенно явной. Избирателям просто ничего не оставалось другого, как переметнуться к Макрону, действительно не очень внятного по поводу внутренней экономической политики Франции, но очень внятного по поводу общих вопросов Европы, проблемы Украины и отношений с Россией.

Соглашусь, что рядовому французу не все в этом наборе понятно, не все кажется критически важным и близким, как, например, проблема Украины, но мы-то — вменяемая Россия — понимаем, как многое мы могли потерять на этих выборах во Франции и как многое мы сегодня выиграли.

Фото: Франция, Доль-де-Бретань. Кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен. Jerome Restoux/Zuma\TASS