«Но я встаю и иду…»

511

К чаю. Ноктюрн№ 74.

Я — Маня, на моём Ковчеге дети, близкие и дальние, собаки, коты, и я гребу из последних сил, чтобы выплыть на снежную гору и попасть на земную твердь.

Я меня всё хорошо, даже когда бывает очень плохо.

У меня есть один недостаток, я очень люблю людей, всяких, простых и знаменитых, умных и не очень, иногда моя любовь присылает мне бумеранг неблагодарности, иногда подлости и просто измены.
Я не плачу, я встаю и бросаюсь в новые бездны, чтобы спасти и выручить, защитить и помочь.

Мне до сих пор кажется, что мир прекрасен, он населён людьми, а не скотами, выдающими себя за людей, я могла бы делать свое дело, пить чай с вареньем и говорить себе, это не моё, мой род уже заплатил за свои муки, пусть теперь новые люди, понесут свои жертвы, мы уже учёные, но я встаю и иду,ведь так можно сгореть со стыда, если отворачиваешься и прижмуриваешься, когда зло прет из всех щелей, подмигивает, сулит и соблазняет.

Я многое недополучила из-за своих метаний, нельзя одним телом закрыть все амбразуры, но что делать, вот опять, как когда-то за нами Москва и враг напал изнутри, он ест и жжёт своей кислотой, он ослепляет и душит, можно закрыть окна трёхслойным пластиком, который скрадывает истошные стоны мучеников, можно включить погромче музыку сфер и заглушить треск хрустящих костей, попавших под пресс, можно от всего отгородиться на даче, где рвут души соловьи.
Но нет сил терпеть и слышать это и тогда приходится бежать, хлопотать и помогать тем, кому сейчас, в сей момент, хуже тем тебе, бежать сейчас, не в понедельник, ни тогда, когда поделаны все дела, дети спят и ты уже погулял с собакой.
Вот такая я дура, я так считаю и мне кажется, что нас много, а их мало, но ещё не все собрались, я пока побегу, а вы подтягивайтесь, нас много, а их мало, поймите люди.
Я — Маня, я уже погрузила на мой Ковчег всех любимых и мы кажется приплыли.