4b7af8_6b68a22c5b5e4ab389b7a951893067b4

Наталья Троянцева:

МАЛЕНЬКИЙ ХУДОЖНИК

 

Кажется, эстет Аполлон Григорьев ввел это понятие – маленький человек. Подразумевая, что «маленький» – тот, чей социальный статус, а значит и самоощущение, ниже плинтуса и потому его никак нельзя причислить к героическим «большим». Логичного объяснения этой антитезе нет и быть не может – романтический императив русского эмоционального миросозерцания каждое понятие делает двусмысленным поневоле. В реальной жизни эта двусмысленность приводит к власти не «большого» человека, а – романтически окрашенный символ, тиранию которого покорно терпят – до поры, до времени – «маленькие» люди. Образ управляет и направляет, образ дает самые фантастические ориентиры и порождает безжизненные и разрушительные критерии оценки реально происходящего. Большинство из нас живет и умирает в мире романтической иллюзии.

Предопределённость неопределённости как терминологической, так и онтологической выводит на социальную арену немалое число тех, у кого в детстве или юности проявились какие-то творческие задатки, и кто публиковал свои вирши в «Пионерской правде» либо побеждал в конкурсе рисунков своей художественной школы. «Маленький человек» легко становится «маленьким художником» … и тут начинается самый настоящий ад. Поощряемый невзыскательным вкусом большинства, с одной стороны, и подвергающийся божественному взысканию – с другой, маленький художник всеми силами старается разбудить творческое воображение и дотянуться до «больших». Алкоголь и, реже, наркотик воссоздают желаемое – но перепрыгнуть через собственную «малость» не удаётся никому.

Эти мысли посетили меня после посещения вернисажа Владимира Теплухина, чьи абстрактные композиции были представлены на днях в Зверевском центре. Работы, сильно смахивающие на иературы Михаила Шварцмана (Теплухин считал себя и его учеником тоже), вызывают умиление своей обаятельной (и обстоятельной) мимикрией в ключе данного направления. При внимательном всматривании выявляются образы вполне узнаваемые – портрет, пейзаж – и незамысловатые. Техника абстракции придаёт им загадочность и кажущуюся усложнённость. По-сути же, работы ассоциируются с трогательными акварельками, вызывая щемящую нежность – и только.

Друзья художника рассказали, что его работы уже после смерти трижды оказывались жертвами пожара. Оказалось, что рукописи … горят! – при одном-единственном условии: безотчетной фальши в их наполнении. Стремление «пережать» своё незначительное дарование, перехитрить Творца, настаивая именно на этом призвании и не стремясь выстроить свою жизнь в ином профессиональном ключе – соответствует результату.

Количество маленьких художников в совершенно варварской среде слишком велико, чтобы не возникал соблазн – стать знаменитым благодаря поддержке власти и попустительству зрителя. На фоне маленьких Глазунова, Церетели и Шилова-Сафронова, Владимир Теплухин выигрышно выделяется своей «незнаменитостью» при жизни. Его работы заслуженно украсят провинциальный музей наряду с творениями «маленьких» реалистов. Чем больше художников такого склада займут своё место, тем очевиднее будут достижения тех, кто заслуженно претендует на величие.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks