«Ни один разговор столько не стоит…»

1486

В общем, пили мы где-то полгода. Каждый день пили. У меня дома был такой маленький-маленький холодильник. Там всего три полки было. На второй обычно лежал творожный сырок, два может быть, если я ждала гостей. На первой бутылка водки. На столе стоял сок апельсиновый.
Гости у меня бывали редко, подругу, с которой мы пили, я не считаю, она была частью всего этого декадентского пейзажа, даже может быть, главной составляющей.
Мы ложились на жесткий ковер из синтетических ниток, включали светильник «Звездное небо», какую-нибудь музыку и лежали. Поднимались только, чтобы выпить немного водки с соком и снова лечь. Причем, обязательно в такую какую-нибудь позу, как будто мы так случайно упали.
А!
Курили же мы еще, конечно. Пепельница наполнялась бычками за пару часов доверху. Подруга их не тушила до конца все время, я ее ругала, немножко так, много ругать сил не было, их надо было беречь на то, чтобы пить.
Работали мы тогда как нормальные люди — с 8 до пяти. В 7 утра приходилось вставать, чистить зубы и ехать в маршрутке на работу.
Там все были радостные, девушки, которые мыли голову перед работой и гладили юбки, мужчины в галстуках.
От меня пахло сигаретами и может быть чуть-чуть алкоголем. Я брала кофе с собой в местечке через дорогу от офиса и смотрела на бар через два дома. Туда мы шли с подругой после работы первую неделю месяца, пока было достаточно денег. Потом переходили на водку с соком дома — ее пили следующие три недели. Разве что во время аванса могли выбраться в бар еще раз или два. Иногда в баре к нам подходили мужчины. Иногда не подходили, но нам просто говорили: «ваш счет уже оплачен».
Что примечательно, мы почти не разговаривали с подругой.
Разве же считаются разговорами фразы вроде:
«Долей мне немного сока еще, креповато» или «Возьму у тебя ментоловую сигарету?» или «Мясная нарезка здесь что-то испортилась».
Непьющие друзья все спрашивали меня тогда, как так вы подружились-то, о чем вам дружить-то. Глупые. Попробуй найди человека, чтобы он с тобой полгода вот так молчал, это вообще стоит ого-го сколько, ни один разговор столько не стоит.