18 АПРЕЛЯ 2016 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

ТАСС

Среди главных тем последнего времени осталась недоотрефлексированной, на мой взгляд, та, что про голландский референдум об ассоциации Украины и ЕС. В том смысле, что в России его результаты (60% из той трети, что пришла голосовать, были против) многие восприняли как очередную победу путинизма и поражение Украины.

Одна российская газета даже отчиталась словами: «Потерпев фиаско с голландским референдумом, власти Украины…». То есть совершенно определенно отнеся этот референдум к проблемам «русского мира».

И насколько я понял по многим другим форумам, патриотические русские жены голландских европейцев тоже виртуально пожимали друг другу руки и записывали результаты голосования как свою победу над европейскими мужьями-недотепами. Типа «мы старались».

А раз так, то и мы можем смело рассматривать происходящее не как внутриполитическое дело одной отдельно взятой Голландии, а как удачный или неудачный пример политики ЕС по отношению к российской презентации в Европе российско-украинского кризиса.

Сразу оговорюсь, на мой взгляд, совершенно неудачной политике, имеющей к тому же исторические прецеденты подобных неудач.

Самый яркий — это, конечно, Мюнхенское соглашение, которое иногда у нас называют «сговором». Хотя данное соглашение было не столько сговором, сколько сознательной и, на первый взгляд, вполне оправданной на тот момент попыткой умиротворения начинающего распоясываться режима. У нас еще любят сравнивать Мюнхенское соглашение с пактом Молотова-Риббентропа, что не совсем корректно.

Ведь если последний был о разделе европейских стран между окончательно оформившимися агрессорами, то участников первого соглашения все же в какой-то степени «извиняло», что тогда, в 1938 году, они еще понятия не имели, к чему приведет подобная политика умиротворения. Поскольку главным ужасам Второй мировой войны еще только предстояло случиться.

В Мюнхене европейские лидеры надеялись, что Судетами все и закончится. Что Гитлер съест часть Чехословакии, на которую имел сомнительное право, на том и успокоится. Оказалось, что не закончится. И это был жестокий урок истории, имеющий отношение к опыту взаимодействия с тоталитарными режимами.

А вот наши милые голландцы, если бы вспомнили об этом уроке, наоборот, могли бы быть абсолютно уверены в будущем Украины, попади она исключительно в сферу влияния возрождающейся российской империи, которая время от времени устами идиотов-экспертов и циников-пропагандистов угрожает «отступникам» массированным ядерным ударом.

Им, как участникам своеобразного «Мюнхена-2», останется потом лишь молиться, чтобы эта граница, которую мысленно проводят в Москве в непрестанной болтовне о лимитрофе, многополярном мире и исторически установившихся зонах национальных интересов, там и оставалась. А не передвинулась потом еще дальше — через Прибалтику к северо-западным европейским странам.

Сам факт того, что голландское правое движение Geen Peil («Без рамок») — которое то ли получало финансирование из Москвы за организацию этого референдума (во всяком случае, их в этом обвиняли), то ли не получало — неважно, — чувствует себя в центре Европы как дома, свидетельствует об определенной уязвимости европейского интеграционного проекта.

Правые националистические движения и откровенные «друзья Москвы» ловко используют бреши, которые пробивает новый европейский эгоизм. Но одновременно это свидетельствует о провале кампании донесения до европейского населения смысла евроинтеграции, того, что на самом деле стоит на кону, если отказаться от солидарного сопротивления авторитарным тенденциям в Европе.

ТАСС

Второй поразительный пример европейского эгоизма я обнаружил, изучая историю разгрома политической оппозиции в СССР.

Сталинский СССР, между прочим, как ни странно, в тридцатых годах совсем не чурался контактов с Западом. И был не настолько изоляционистским, как нам сегодня представляется. Наоборот, ареопаг вождей был очень даже погружен в европейский контекст через Коминтерн, коммунистические и рабочие движения и «прогрессивных левых», в силу чего не стеснялся выступать даже застрельщиком борьбы с международным терроризмом. Записывая, правда, в террористы прежде всего собственных неугодных.

Пример же относится ко времени пребывания Льва Троцкого в Норвегии, где он в газете правящей рабочей партии «Арбайдерблатен» выступил с разоблачением московских политических судебных процессов. Выступить-то он выступил, однако очень скоро, как замечает историк-троцкист Вадим Роговин, развёрнутая Троцким кампания оказалась заблокированной норвежскими властями. Потому что в тут же поступившей официальной ноте советского правительства указывалось, что дружественные отношения между СССР и Норвегией будут подорваны и СССР приостановит импорт норвежской сельди.

И рыбопромышленные и судоходные компании сразу же стали требовать от правительства «урегулировать вопрос с Троцким», чтобы не допустить роста безработицы в стране. Ничего не напоминает?

Впрочем, сегодня — это не вчера, и определенный оптимизм вызывает то, что европейские элиты центральных стран Евросоюза достаточно адекватно оценивают Россию в качестве альтернативного центра силы на континенте. А «друзья Москвы» все-таки не имеют критического веса в представительных органах власти. Голландский референдум негласно постановили считать тем, чем он, собственно, изначально и конституировался — консультативным голосованием.

К мнению одной шестой голландских избирателей (60% от трети пришедших) прислушались, но не более того. Да и правду сказать, ассоциация с Европой — это не членство в Европе. Обязательства сторон тут не столь строги. На самом деле, Украина пока что и сама не имеет ни технических, ни институциональных возможностей стать полноценным членом Евросоюза, что признают и в Украине. Однако важно сохранить для нее дорожную карту и оставить включенным маяки для движения к полноценной интеграции.

Отталкивание, а по сути предательство второй по размерам в Европе страны в угоду не понимающего всей остроты проблемы европейскому обывателю, опасающемуся за свой комфорт (как того желали бы правые националистические силы), снова определит ее в зону влияния путинского авторитаризма. А это трагедия, истинное значение которой трудно вообразить. И никому в результате не принесет радости. Ни Европе, ни Украине, ни России, все-таки рассчитывающей на возобновление демократического процесса. А он имеет какие-либо шансы лишь вместе с Европой.

 

Фото: 1. 06.04.2016. Netherlands EU Ukraine Referendum. Peter Dejong/AP/TASS

2. Акции в поддержку и против подписания соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС в Амстердаме. Peter Dejong/AP/TASS

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks