Мама погибшего ребенка (в России нет лекарства от непереносимости наркоза, погибают даже от лёгкой операции у кого есть этот генетический порок) говорит что работала с 8 утра до 8 вечера. Домой попадала в 10 вечера (а уходила наверно в 6 утра, живет в Подмосковье), платила ипотеку, одна воспитывала троих детей — теперь уже двоих.
Так вот, она говорит, что её все устраивало.
Её жаль (закрою сейчас пост для друзей), страшное горе, но она не видит связи между своей ежедневной каторгой и отсутствием такого лекарства в России, которое Минздрав счёл «нецелесообразным» (ну да от него погибают «всего» сто детей в стране в год — а в Европе операции не начинают без этого лекарства).
Грубо говоря, стране этих ста детей не жаль — лекарство нужно редко, за два года оно утрачивают свою силу. Зачем тратиться если оно не понадобится? (заболевание не частое, а «всего» сто детей не в счёт)
Она написала письмо президенту — ответ был что лекарство нецелесообразно.
Ни соболезнований, ничего.
Впрочем, нах они нужны-то?
Ребёнка не вернешь: он оказался нецелесообразен.
ПС: Меня еще поражает в таких интервью что мать заверяет что погибший ребенок был умный, хорошо учился, увлекался многим. А был бы лентяй, тогда что? Мы оправдываемся даже тогда, когда нас убивают.