2510629_durmak-venedik-seyahat-pazar-şapka-nesneler

Последний глоток

Легкий мартовский ветерок теребил ленточки с надписью «VENEZIA» на соломенной шляпе, купленной мною на набережной этого странного Города.
По прибытии в Москву с удовольствием рассказывал, как растроганный гондольер, которому я громко подпевал, снял со своей головы шляпу и подарил ее мне. Конечно, кое-кто из моих знакомых сомневался в правдивости этой версии, зная мои вокальные возможности. Но основная масса слушателей замолкала, представляя эту сцену на Гранд-Канале.
Собственно говоря, стоящий на воде лагуны город, был известен мне из школьных учебников, телепередач и по фильмам с участием Бельмондо, Чуриковой и душещипательной мелодраме Висконти по Томасу Манну.  Существенным дополнением к информации об этом населенном пункте были лекции, прослушанные мной при получении архитектурного образования.
Не могу сказать, что Город поражал мое воображение, и к встрече с ним я готовился с душевным трепетом. Хотя связь с Ним у меня была давняя.
*   *   *
Несколько лет назад раздался звонок от давней знакомой:
— Вася! Как у тебя насчет постели?
Я замешкался от столь откровенного вопроса и промычал что-то неопределенное.
В трубке раздался смешок:
— Да не постель, а — пастель! — с укоризной выговорила она, делая акцент на букву «е», превращая ее в «э».
—  А…Так ты имеешь ввиду цветные мелки? — решил я покуражиться, чтобы загладить неловкость.
— Вась! Конечно — их! И ничего более!!!
Немного обидевшись на последнюю реплику, я продолжил:
— А что нужно-то?
— Да тут конкурс пастели намечается! Международный! Точнее — европейский. Хочешь поучаствовать?
— А что нужно-то? — повторился я.
— Ну, Вась! Перестань! Две-три картинки сделай — и на выставком! Вдруг что-нибудь из твоего понравится! Будешь красоваться в каталоге на иностранном языке!
— Ок! Подумаю — перезвоню! — закончил я разговор.

*   *   *
На антресоли действительно нашлась запечатанная коробка пастели, подаренная когда-то и кем-то.
Двенадцать мелков глянули из-под крышки.
Я принял вызов.
Пятый испорченный лист дал почувствовать тщету моих попыток освоения нового материала.
Решение идти другим путем было принято после того, как я собственноручно куском тряпки размазал все мои «художества».
— О! — вырвалось у меня, когда сквозь  бесформенные пятна одного листа стало проступать нечто очень похожее на городской пейзаж.
Оставалось только добавить столбы для швартовки гондол и какой-нибудь узнаваемый силуэт.
Для выбора подходящего сооружения пришлось посетить интернет. «Санта-Мария-Делла-Салюте» гласила подпись под подходящей  картинкой.
*   *   *
Через полгода мое творение располагалось в толстом каталоге на иностранном языке.
*   *   *

История эта рассказана для того, чтобы намекнуть на незримые кармические связи и порассуждать о детерминированности судьбы.
От автобусной стоянки мы переместились в катер, который был призван для доставки нашей группы к площади Сан-Марко.
Созерцая исторические плавсредства и наслаждаясь запахом лагуны,  я благодарил высшие силы за то, что на той картинке изобразил именно это место, а не, к примеру, Бобруйск или Кинешму! Не имея ничего против этих населенных пунктов, подозреваю, что гондол и лагуны там нет.
*   *   *
Что является главным в путешествии на автобусе?
Борьба с затекающей пятой точкой ?
Битва с желанием перекусить в кафе и заодно посетить туалет?
Схватка со сном или, наоборот, с бессонницей ?
Преодоление раздражения от долгих бесед с попутчиками «от нечего делать»?

Не угадали!
Самое главное — при приближении к экскурсионному объекту замолчать и глубоко задуматься…
И когда руководитель объявит время и место погрузки в уходящий из Города автобус, приняв рассеянный вид, раствориться в Городе, игнорируя спутников и спутниц, которые весело щебечут, обсуждая предстоящие маршруты.
Правда, в любом случае, пути неизбежно пересекались. Тогда на вопрос «был ли ты на Понте-Риальто?» независимо от фактов необходимо отвечать «Да!» и двигаться в противоположную от общего потока сторону.
*   *   *
Следуя разработанной стратегии , оторвавшись от группы, я взял билет на катер и двинул на остров Сан-Джорджо Маджоре, избежав немедленного посещения площади Сан-Марко с жаждущими стандартных видов согруппниками.
Остров был практически безлюдным, если не считать с десяток немецких туристов в небольшом кафе за собором Палладио и позирующих фотографу китайских молодоженов. С колокольни собора я созерцал плотную толпу около Кампанилы.
«На их месте должен был быть я!» — вспомнились слова из известной комедии.
Я произнес эту фразу вслух, озадачив немолодую пару немцев, разделяющих вместе со мной восторги по поводу прекрасной панорамы.
После острова , конечно, обежал все туристические шлягеры. И, напоследок, оставил за собой право постоять рядом с конной статуей кондотьера Коллеоне!
Гипсовую голову этого деятеля пришлось рисовать раз десять во время учебы и даже на вступительном экзамене.  Я испытывал благодарность Андреа Верроккьо за его творение. Почти всегда мой рисунок этой головы  был удачным. Особо грело воспоминание о том, что «за глаза» кондотьера называли Пожарником ( из-за шлема на его голове).
К сожалению, действительность несколько разочаровала. Высокий постамент, сооруженный уже после смерти скульптора,  скрывал знакомую с юности голову Кондотьера. Зато я подробно изучил анатомическое строение подбрюшья жеребца.
*   *   *
Погода была превосходная: утренняя дымка рассеялась. Город был на пике своей красоты. Каналы рисовали его отражение так сочно и раскованно, что мною овладело созерцательное настроение, близкое к медитации.
До времени «Ч» оставалось больше часа. Я устроился в маленьком кафе за столиком, стоящим на берегу небольшого канала.
Заказав чашечку эспрессо, решил насладиться тишиной и относительным одиночеством.
Почувствовал аромат напитка, слегка пригубив чашечку, достал трубку и, не торопясь набил ее…Раскурил.. Дым в унисон моему настроению задумчиво и неспешно поднимался над каналом.
Мысли мягко текли в разных направлениях.
«Вот сейчас выкурю трубочку и сделаю последний глоток кофе, «самый сладкий и желанный» (как объяснял мне знакомый кофеман), встану и пойду к катеру, который доставит меня к вожделенному автобусу.
*   *   *
Затянулся…
Нега разливалась по ноющим от долгой ходьбы ногам, впечатления обволакивали невнятные раздумья о странном Городе на воде. Почти задремал….
— О! Вася! Привет!
Я вздрогнул.
Одна из моих автобусных спутниц, по имени Оля, стояла передо мной с набором пакетиков, сквозь которые просвечивал весь возможный местный набор сувениров.
— Что делаешь? Кофе пьешь? — скороговоркой спросила она, взяла мою чашечку с заветным глотком и поднесла ее к губам.
— Оль!!! — успел я прошептать, постепенно приходя в себя.
«Самый сладкий и желанный» был сделан не мной…
— Вкусно! — прокомментировала она.
Видимо, на моем лице нарисовалась такая гримаса, что Оля встревожено спросила:
— Вась! Ты чем-то расстроен?
Я хотел было поведать о ее вероломном вторжении в мои планы, но передумал:
— Нет! Просто устал!
— Да ладно! В автобусе отдохнешь! Пошли! Уже пора поторопиться!
Я шел рядом, теребя в руке потухшую трубку, и слушал Олину болтовню. Иногда мы
останавливались, чтобы посмотреть «такую оригинальную маску!», извлекаемую из пакетика.

*   *   *
Когда катер скользил по лагуне, приближая нас к заветному автобусу, подумал:
«А, может, всё хорошо?  Глоток кофе в Венеции — за мной! Придется как-нибудь сюда вернуться!»
Я с благодарностью посмотрел на Олю, которая показывала мне очередной «очень симпатичный» магнитик…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks