«несчастная, изломанная и изнасилованная страна…»

1589

Скролила ленту, читала каменты у друзей а ля:» А жаль, что вас там всех танками на площади сегодня не передавили, тунеядцев и либерастов-бестолочей…Майдана захотелось?», думала — всё-таки несчастная, изломанная и изнасилованная страна, столько злобы и ярости вызывает то, что во всех странах считается нормой, выйти и высказать свое мнение.

Любую власть любой страны должно держать в тонусе, чтобы власть предержащие не путали себя с богами и не рукоблудили на наворованные миллиарды евро круглые сутки.

Вы, изъявляя свою волю коллективно, ребятам жизнь спасёте, ибо Цезари все заканчивают одинаково, матрицу переиграть нельзя, засиделся, изничтожат свои же, причём те, на кого и подумать то не мог. Без вариантов.

Здесь вообще почва уникальная: 86% впадают в неистовый восторг при возможности поцеловать барский сапог и вылизать себе какие-то почести и преференции, преданно заглядывая любому крупному чиновнику в глаза и успевая с пола подобрать кости, которые швырнули псам.

Любой чиновник, вне зависимости от того премьер-министр это, депутат пухлощёкий на мерседесе или мэр, это нанятый сантехник, плохо починил кран, переделай или покинь должность.

Хрустеть позвоночником, возвеличивать, орать о нерушимости и преемственности, сакрализировать всю эту чудесную тусовку может только тяжело больной человек, изуродованный в детстве родителями.

Простой пример: самая часто употребляемая фраза изломанными детьми пятидесяти лет:»А вот батька не сломался, взял и всыпал митингующим, правильно, мне отец тоже ремня всыпал, и меня бил, и мать бил, и нормальными людьми выросли…»

Вот валтузить своих, чтоб чужие боялись это вечная история изнасилованных мазохистов. Их всё детство и юность на цепи держали и ремнём вдоль спины стегали, и они так же лупят от души и до кровищи детей и внуков.

Как сказал мне один великовозрастный мачо:»Я безусловно луплю ремнём детей, я же — православный человек, силу должны уважать с младых ногтей!»

Второй восхитительный рыцарь выдал:»Сила — основа всего, руководитель должен быть сильным, опираться только на силу.»

Так занятно всегда слушать тех, кого всё детство ломала свирепая мама и папа, потом садик и школа, это там научили чтить раболепно силу.

Они всегда, как мантру, это слово репитом твердят, их правители не умные, не честные, не креативные, не опирающиеся на инновационный класс, они тупо сильные, могут и дубиной ноги переломать, и в автозаке почки отбить, и прострелить голову, и бизнес твой отжать, по праву сильного, у сильного есть понятие:»Не отдашь, отберу, сука! Я — сильный, я решаю! » Кайнозойская тусовка упоротых лисов из девяностых.

Только вот мир в другую сторону шагает, хотите вы, не хотите, тренды это как цунами, писать против ветра — занятие для умалишённых.

И тренд нового мира — это свобода. Не хаос, как вы пытаетесь это представить, а свобода самовыражения.

Без склок и эксцессов.

Я сегодня с восторгом смотрела на 15 летних, которые колоннами шли и улыбались, умные, осознанные, красивые, свободные, которым не всё равно, они — ещё не лежащие на диване овощи, им интересно, это — их территория, и им нельзя уже впарить на уроках нового политобразования сказки о несуществующем величии несуществующей империи, где депутаты в Майями скупают прибрежную линию детям, а простые дети из детских хосписов собирают деньги себе по копейке в фейсбуке.

Колонны красивых, чётких, вдумчивых девушек и молодых людей не грозили южному централу, попивая сок у себя в квартале, они просто и интеллигентно спросили, не разбивая стёкол и не угрожая дубинами:»А какого чёрта вы воруете-то у нас миллиардами, и почему налоги растут только у наших родителей, которых везде веерно сокращают, а у вас дворцы для уточек и прайвет джеты, м?»

И им заламывали руки, скручивали и били, думая, что так можно напугать или остановить…

Вот хотелось бы обратиться к тем, кто винтил, и даже к вашим, как у вас принято говорить — старшакам.
Вы ж читаете всё это.

Так вот, я верю, что когда начнётся окончательный ад, а судя потому, что этот рак решено лечить зелёнкой и ревитом, сначала будет натужное затишье, а потом начнется внезапно и жёстко, и среди вас найдется немало таких: Матвей Шапошников — герой Курской дуги, генерал- лейтенант. Главным подвигом этого невероятного мужа был и навсегда останется отказ расстрелять мирную демонстрацию рабочих в Новочеркасске.
Несмотря на повторенное несколько раз распоряжение начальства стрелять по демонстрантам на мосту, Шапошников категорически запретил подчиненным ему танкистам и мотострелкам открывать огонь. «Не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками», — ответил он члену политбюро ЦК КПСС Микояну и выключил рацию.

Шапошникова уволили, исключили из КПСС, КГБ возбуждило уголовное дело по факту «антисоветской пропаганды». Основания — изъятые письма генерала:«Для нас сейчас чрезвычайно важно, чтобы трудящиеся и производственная интеллигенция разобрались в существе политического режима, в условиях которого мы живем. Они должны понять, что мы находимся под властью худшей формы самодержавия, опирающегося на бюрократическую и военную силу». Шапошникова обвинили в «антисоветской пропаганде», система пыталась уничтожить его. Генерала немедленно обвинили в измене Родине, и только благодаря заступничеству маршала Малиновского, воевавшего с ним когда-то на Курской дуге, обвинения были сняты…

Мой командир меня почти что спас,
Но кто-то на расстреле настоял,
И взвод отлично выполнил приказ,
Но был один, который не стрелял…

Рука упала в пропасть с дурацким звуком — пли,
И залп мне выдал пропуск в ту сторону земли.
Но слышу — жив, зараза, тащите в медсанбат,
Расстреливать два раза уставы не велят.

Врач до утра всё цокал языком
И, удивляясь, пули удалял,
А я в бреду беседовал тайком
С тем пареньком, который не стрелял.