«Не той временной красоты, которая просто висит сисями. А которая вокруг»

736

Ольга Роева:

Я приехала и теперь завалю вас рассказами о Тифлисе. Судя по моей единственной фотографии оттуда, может сложится ошибочное впечатление, что Тифлис – это одна большая красивая женщина и её левая сиськастая грудь. Как будто, я такой человек — куда не приезжаю, кроме меня и неё нечего и посмотреть. Это не так. Просто не было ни желания, ни вай фая чем-то с вами делиться. Очень алчная до счастья стала. Слишком мало его теперь в моей жизни, угасаю… Года. Никто уже так сильно не радуется моей цветущей фотографии в ленте. В Тифлисе пошла в казино, и ещё там про себя заметила. Мне, чтобы было по-настоящему хорошо, надо чтобы всем было по-настоящему плохо, чтобы всем не везло. Тогда мне очень хорошо. Я – истинный патриот своей страны в этом смысле. Когда все без денег, а у меня есть. Когда все толстые, а я более-менее, когда дарю 2 гвоздики на 50-летие, а мне при этом 26. Или когда я еще хочу, а он уже не может. Посмотришь на эту вертикаль власти с презрением, согнёшь её, естественно на неё плюнув и приятно для всех растерев, и даже если ты — очень хороший женщина, и никак не можешь использовать неудачу мужа, всегда можешь вздохнуть и сказать – а я тебе говорила! Надо закусывать, надо! Зачем мне этот перегар в кровати? И встаешь как была, и идешь. Как будто, есть к кому идти. Можно подумать, один муж на свете. Да даже Путин в меня бы влюбился, если бы у него было больше времени.

А хоть и перегар, думаю, в кровати, на душе – то всё равно елей. Думаю. Но никогда ему не скажу. Это моё личное счастье. Потому что, его неудача. Его личные холодящие порывы стыда.

А он на утро улыбается, и вдыхает твои, например, волосы. И определяет это как вечную женственность. Хотя это всего лишь запах чистого белья и трезвой кожи. Просто я в комнате не курила.

Да, мужчина с такой женщиной раскрывается, он счастлив. Пусть он живёт меньше, но он живёт интересней. Ты испортила ему жизнь, но перед этим всё-таки её показала.

Собственно, исходя из своего ощущения жизни, из невозможности радоваться чужому счастью, я и писала о себе только плохое. Это очень легко — быть искренним, плохим человеком.

Мои посты предельно глупы. Предельно. И только из уважения к читателю. Вы видите человека плохого и невольно становитесь лучше. Вы думаете, ну я – то не идиотка, чтобы так писать о себе, и муже. Я гораздо мудрее. Но вот в чем дело. Как всякий плохой человек, я православна. Мне всегда хотелось быть лучше и просто хорошо писать. Ободряюще, как Толстой. Не только о неудачах ближнего. А, например, о войне. Но так, чтобы после очень хотелось жить.

И вот про Тбилиси я могу сказать одно. Не думала, что горы и чача могут так изменить жизнь в лучшую сторону. Теперь я ценю в людях радость, легкость на ногу, и твёрдость в ногах при питье. После Грузии все диеты и фитнес -центы вместо прогулок по старому городу кажутся мне нищетой духа. Никогда я больше не буду худеть и злиться.

Это как всю жизнь любить черный квадрат, а потом обнаружить, что есть импрессионисты. В Кахетии, поднявшись на высоту тысячи метров, как то особенно осознаешь нешуточность данного нам дара жизни. Ну и красоты — не той временной, которая просто висит сисями. А которая вокруг. И если она есть вокруг тебя, то, значит, должна быть и внутри.

Вот этими вот руками, которыми сегодня составила счастье мужа, сделаю счастье и вам. Смонтировала клип. Честно говоря, смысла жить дальше не вижу. Одно желание — зарыться в волосатой груди Кахетии, и помереть.