«Не понимаю в этом ничего…»

909

Олег Утицин:

Сашка-сосед мой. Огроменный мужик с мулявинскими усами

и лысый такой же, как-то раз без работы остался. Я его к себе водителем взял.

Работа — бей лежачего!

Когда Влада Листьева убили  — ночью поднял его (Сашку) и сутки шароёбились по городам и весям.

Другой раз тоже день целый катались, какую-то оргпреступность исследовали. На ночь глядя заскочили в пивной подвальчик-ресторанчик — хоть что-нибудь покушать за весь день. А у Сашки организм здоровый, требует подпитки…

Только нам поднесли кушания, в пустом кабаке материализовались телохранители в чёрном, а следом за ними один из известных воров в законе.

— Пошли поговорим, — говорит.

— Пошли, — говорю. — Ты кушай, Саш, я быстро…

Домой когда ехали, Саня говорит мне:

— Ну тебя нах, Борисыч, с тобой кусок в горло не лезет.

— Худеешь, зато, — говорю, — диета такая…

Смешная сцена была однажды — жена моя вышла из машины, и зевака какой-то сделал себе сальный взгляд, которым провожал  её фигуру, потом перекинул этот взгляд на водителя автомобиля. Протрезвел сразу и одумался.

Сашка за рулём был.

— Выпей, Саш, — сколько раз говорил я ему. — Устал же…

— Не, Борисыч, я в этом не понимаю ничего, ну её нах…

Он ещё месяца два у меня работал. Потом авария случилась.

У меня запарка на работе была в отделе преступности Ъ, а он звонит тут, говорит: «Спустись на первый этаж, проблемы…»

Спускаюсь. Стоит Саня с лицом зелёного цвета и два охранника из частного детективного бюро, которые типа ИД Ъ охраняли тогда.

— Чего? — спрашиваю.

— Вот, — говорит Саша, — я им типа денег должен. Хотят сразу чтобы оплатил…

Выясняю ситуацию, а она такова оказалась. Саня стоит в очереди на заправку, а эти пацаны, охранники, получили от ИД иномарку для пущей охраны, поехали кататься. Тёлку сняли по пути. «Хочешь порулить иностранной машиной? — соблазняли её так. Дама без прав, но в восторге сашкиной машине в жопу и въехала.

— И кто кому чего должен? — спросил я у них.

Они убежали к своему начальнику.

А я в те времена, предшествующие аварии, поинитересовался у криминалитета невзвначай как-то: «А чо за хуйня эти ЧОПы? Вы через них бабло моете, что ли…»

— Не, — ответили мне. — туда идут или уволенные менты или неудачливые бандиты. Не принимай всерьёз…

Последовал совету.

На следующий день звонит мне начальник ЧОПа, чьи подчинённые в жопу Сане въехали, и приглашает на приватную беседу.

Вход к начальнику охраняется на каждом этаже. Людьми с пистолетами. Хрен пройдёшь.

— Борисыч, — говорит, — а прослушай эту запись.

То есть, этот сука, мент бывший, вместо охраны объекта записывает телефонные разговоры сотрудников. Мои точно.

— Слышишь, — говорит, — как тебе взятку предлагают в особо крупных размерах?

— Слышу, — говорю, — ты дальше промотай, где я абонента с предложением взятки нах послал. Это во-первых. Во-вторых, твоих пацанов менты в Зеленограде приняли, за то, что те ларьки щипали. Вот это что за хуйня.

— Ладно. Они оплатят ремонт твоей машины.

— Сашкиной, не моей. Он ею кормится…

Отремонтировали,  без проблем.

— Саш, — спрашиваю как-то, а почему ты не пьёшь-то?

— Да ну её нах, — откровенно сказал, — не понимаю я в этом ничего. Ты вот такого «авторитета» знал же?

— Ну да.

— А я его пиздил в детстве он моим соседом по подъезду был. Я бы круче, может, чем он стал бы, но бухал. И меня однажды в менты загребли. Пьяный шёл домой с авоськой. В авоське трёхлитровая банка с солёными помидорами-огурцами. Шатался, наверное, менты и приебались, патруль типа, пройдёмте. Куда, нах, пройдёмте? Я менту и треснул авоськой по кепке с гербом. Он так и рухнул,  весь в огурцах этих. Восемь лет мне светило, но выкупили. С тех пор не пью и не понимаю в этом ничего…