«Не ходил к Соловецкому камню…»

687

Андрей Бильжо:

Скажу вам честно, я не ходил читать имена сгинувших в сталинском , чудовищно ядовитом растворе времени, разъедавшим всё и всех.
Я не раз писал, что для меня это глубоко личная история.
Один дед расстрелян в подвале Лубянки. Большевик, еврей.Он в братской яме на Донском кладбище.
Другой , русский инженер полиграфист, после семи лет мучений в Норильлаге, расстрелян там.
Бабушка в АЛЖИРЕ с 37 -го по 50 — й, а потом в Тюмени до 54 — го.
Мама и папа дети врагов народа.
Просто для меня это слишком личное и сформировавшее меня, как человека, история моей семьи.
Не ходил к Соловецкому камню. Я ходил к соловецким камням на Соловках. И там пил за замученных.
Замученных просто так, ради забавы.
Но какой же дрянью, какой же мразью (не хочу здесь применять не нормативную, чистую лексику), какой же швалью надо быть, чтобы запретить людям вспоминать вслух тех, кого унизили и потом уничтожили.
Называть вслух их имена. За каждым из которых ещё ряд имен. Дети, родители, братья и сёстры.
Это по — сути вся страна…
И вот я возьму, да и пошлю эту сегодняшнюю московскую власть на хуй. Мне не надо ваших разрешений.

Абрам Розин — 1937 год. Расстрелян.
Виктор Билжо — 1935 -1942 Норильский лагерь. Расстрелян
Зельда Гинзбург — Розина 1937 — 1950 Акмолинсий Лагерь Жён Изменников Родины. 1950 — 1954 Тюмень. ссылка.
Я вас помню и… И как будто близко знаю.

.