«Народ? Да. Геноцид? Да…»

13007

 

В России есть один народ, который подвергается геноциду, но не понимает этого потому, что не осознаёт себя отдельным народом. Этот народ не имеет самоназвания. Поэтому я придумал ему имя: «комсомольский народ». О ком речь?

О последней советской молодёжи. О тех, кто в 1991 году был в комсомольском возрасте – от 14 до 28 лет. То есть, о людях 1963-1977 года рождения.

Народ? Да. Геноцид? Да.

Присмотритесь. Гнобят и их, и их детей.

Как? Их увольняют и выдавливают ото всюду. Их бизнесы разоряют. Их собственность уничтожают. Их детей бьют на площадях.

Тех из них, кто всё же лоялен нынешнему режиму – подставляют под уголовные дела, именно на них спихивают самые неприятные задачи, именно на них направляют если что и гнев, и расплату.

Кто же их гнобит? Кто же так на них окрысился? Кто? Другой народ, который их ненавидит. Назовём его «партийный народ».

Это те, кто, условно, был партийным в 1991, был старше комсомольцев, но не годился им в отцы.

Да, да, тот самый замполит, который гнобил тебя, брат комсомолец, во время срочной в армии, а потом, когда в 90-е ты открыл киоск — ты взял его водителем. Он тебя ненавидел всё это время, брат.

У него, кстати, уже тогда были дети. А теперь он – снова у власти. И он мстит тебе и твоим детям – за ту свою неудачу и унижение.

Он уже отобрал то, что ты создал за все эти годы – отобрал себе и своим детям, а если не отобрал пока, то отберёт. Думаешь, с ним можно договориться? Нет. Он хочет выкорчевать и тебя и весь твой род. Кстати, заметь, брат, именно у тебя теперь не будет пенсии. Всем остальным её прибавят.