Михаил Авдуевский поделился

 

Накануне мы увидели очередной юридически значимый шаг по привлечению России к ответственности за гибель MH17.

Грандиозное событие: постоянный член Совбеза ООН, обладающий одним из крупнейших ядерных арсеналов, обвинен в убийстве лайнера, совершенного в ходе необъявленной агрессивной войны против иностранного государства.

Генеральный виновник трагедии был очевиден в первый же час после ее свершения: ясно, что это сделала российская сторона. Однако кто конкретно организовал транспортировку злополучного «Бука» и стрельбу из него?

На эти вопросы ответили журналисты и международное следствие: как выяснилось, исполнителями оказались не «трактористы» Донбасса, прошедшие трехмесячные курсы по использованию «Калашникова», а российские военные — то ли кадровые, то ли «в запасе» (МО РФ уже поспешило заявить, что они уволены — «в лучших традициях», как говорится).

По данному кейсу состоится как минимум два судебных процесса: а) гражданский — в ЕСПЧ, где Москва выступает ответчиком перед родственниками погибших; б) уголовный — в Нидерландах, где заочно будут осуждены конкретные российские преступники, участвовавшие в убийстве трех сотен людей в небе над Донецкой областью Украины. Не следует забывать и о том судебном процессе, который уже завершился: американский суд удовлетворил иск родственников погибших и взыскал с главаря сепаратистов Гиркина $400 млн.

Процесс в ЕСПЧ Москва, несомненно, проиграет и заплатит сотни миллионов или же миллиарды долларов компенсации морального вреда: не отвертится, поскольку официально признает юрисдикцию этого суда. Что касается уголовного суда в Нидерландах, то его Москва не признает и преступников, разумеется, не выдаст — во всяком случае, при нынешнем режиме. Однако отказ в экстрадиции приведет к новым санкциям, усугублению международной изоляции, в том числе экономической.

Два важных момента: был ли умысел сбивать именно гражданский лайнер и кто именно будет привлечен к уголовной ответственности?

Для меня очевидно, что лайнер был сбит «случайно», ведь целились в украинский военный самолет, а умысла на убийство 300 иностранных граждан не имелось: как мы помним, в первые полчаса после трагедии сепаратисты и российское ТВ объявили о сбитии украинского транспортника, который позже оказался малазийским «Боингом».

Обычное русское авось, стоившее сотен жизней. Является ли этот факт «смягчающим обстоятельством»? Нет, потому что: а) в данном случае последствия важнее «субъективного обстоятельства» б) умысел на убийство украинских военных — имелся, что равноценно любому другому массовому убийству. Между РФ и Украиной нет официальных боевых действий, поэтому любые убийства, которые совершают российские военные в ходе этой необъявленной войны, должны быть квалифицированы именно как «убийства» в смысле уголовной статьи (то есть на «боевые действия» списать не удастся).

Наконец, всех интересует, ответят ли персонально Путин и Шойгу? Для меня очевидно, что они должны быть заочно осуждены в нидерландском уголовном суде. Наказание для них — пожизненное лишение свободы (о такой мере говорил глава международной следственной комиссии). Ясно, что Путин как минимум был уведомлен о выдвижении «Бука» для стрельбы по украинским самолетам и дал соответствующее согласие, а министр обороны РФ Шойгу лично курировал вопрос.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks