«Надо продолжать вкладываться в попу…»

1320

Со мной произошла удивительная вещь. Чувствую даже силы открыть женские курсы по саморазвитию и личностному росту.
Ныла я, ныла. Чего–то всё ждала. Сомневалась. То книги у меня до сих пор нет, то муж до сих пор есть, мужа затюкала. И всё мне не так. И тут на тебе. Бог вложил в голову соломинку.

Просто начала про себя врать на каждом шагу. И разом всё ко мне пришло: счастье, успех, чужие деньги.

Случайно получилось. Но мне очень понравилось.
Вышло это так. Месяц назад, предварительно разочаровавшись в жизни, я записалась на массаж. Хотя по расписанию у меня стояла работа. Но я подумала так. Раз работа такая-сякая и не приносит весомых плодов, надо продолжать вкладываться в попу.

В предприятие, которое уже подарило мне удачное замужество и ближайшие 10 лет точно не лопнет.
Не знаю, хотя я и не Вика Самсонова, но и мне кажется, что это не зазорно. Писать о попе. Сделать попу своими руками так же трудно, как мозг. Другое странно, что попа после стольких веков презрения вдруг вошла в моду и стала приносить деньги. Хорошая попа ценится как светлая голова. Открывает какой- то иной путь в жизни. Я долго думала об этом странном историческом пути. И пришла к выводу, что виной всему неизжитые христианские предрассудки. Попа ошибочно считается греховнее головы, потому что дальше от неба. А так — то же самое.
Массаж я делаю в фитнес- центре. Я могла бы написать оттуда марсианские хроники. То старуху придавило штангой, то идёшь — а навстречу корячится человек с цепью на шее. В парной — рассказы про анальное дыхание и новый вид голодовки. Все откуда- то прилетели и делятся.

Но есть одно.

Достоинство человека здесь определяется одной фразой – качает попу. Даже уборщицы ходят в полуприседе, наматывая тряпки на гири, и моют один коридор по три подхода.

В этой футураме судьба свела меня с двумя массажистами. Один красивый и интересный — Александр. Другая – озверевшая Татьяна. Александр называл меня «Оля — три счастья». По количеству живущих со мной котов. О муже я Александру не говорила. Кто же о таких вещах говорит!
Саша встречал меня чаем и рассказами о жизни. При этом, Саша меня почти не бил. Поглаживал, наигранно восхищался, бегал туда–сюда менять масло. Один раз просто сыграл на мне Листа, вздохнул и сказал, что природа уже сделала всё за него. Он не знает, что тут массировать.

Потом Саша вкрадчиво поделился, что хочет завести кота. Такой он добрый тоже. А весной достроит особняк, и тогда уже подберёт с улицы красивую, но кроткую жену. Пока шёл сеанс массажа мы вместе выбирали жениху занавески в дом и свадебный костюм. Саша руководствовался моим вкусом. Уже по выходу, согреваясь чересчур игривым ударом по попе, я стала нехорошо задумываться. Чересчур игрив был удар и улыбчив Саша. Уж не считает ли Саша свои планы на будущее нашими общими? Не могло ему так показаться? Ведь занавески выбирали вместе. На случай если Саша ловелас, я его оставила.

Так я попалась в по-настоящему мужские руки Татьяны. У той из кабинета всегда адский крик и несёт жженым магнием. Не успев познакомиться, она на меня наорала следующее:
— У вас вот тут, и вот тут, и вот тут. Почему?
То есть мне же жаловались на меня. А что я сделаю, говорю? И начинаю даже ругаться от такого неуважения. Лежу голая, и с упорством поэта, отстающего оригинал, доказываю право женщины на целлюлит, например. Там много всего было.
И Татьяна страдает.

Когда удары кончились, и я поползла к двери, кинула через правое, и начала щипать. По- матерински сетуя, что беречь платье надо снову. А не когда оно растянулось и пошло по швам.
И вот тут-то, когда я корчилась в адских муках, мне пришла спасительная идея вранья.
— У меня двое детей! Я недавно родила! — а сама даже не собираюсь двигаться в эту сторону.
Татьяна сразу стихла и посмотрела на меня, как на равную. Мяли меня так же больно, но уже уважительно и бережно. Как будто бабушка на ночь гладила, а не Татьяна. Меня наконец стали встречать чаем и хвалить. Говорит:
— Я вам хочу сказать, что вы очень! Очень хорошо выглядите для многодетной матери!
И я довольная тем, как я отлично выгляжу, при этом ещё и без детей, выбегаю.
Дошло до идиотизма конечно. Из-за того что Татьяна тоже многодетная мать, она требует разных историй про моих детей. Ей интересно, как они растут. Так что, каждый раз мне приходится выдумывать, как Агнешка поела весь корм у кота, а Петя накакал в неположенном месте.
Стоматологу я вру, что я – следователь. Вчера двух женщин пропустили через мясорубку, вот я и опоздала.
Таксисту сегодня соврала, что писала «интернов». Лобанов влюбится в Кисигач. А так — ничего нового…
Себе вру, что я очень клёвая и когда-нибудь напишу книгу.
И так вру, что начинаю даже верить. И мне так гораздо больше нравится. Раньше я просто писала и скучно жила, а теперь как будто играю в театре и всегда нарасхват. И для любой жизненной ситуации неуязвима. Что угодно могу придумать.
Только бы Саша не узнал про детей… муж про Сашу. А Татьяна про мужа.