«…надо и читателей тоже всех пересажать. Для пользы дела»

Декабрь 4, 2015 9:09 дп

MayDay

Вот где драматургия! А мы… скучно живём)))

О ЖИЗНИ И О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. МЕЛКИЙ СЛУЧАЙ ИЗ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ.

Нынешние писатели пишут свои бессмертные произведения, не заморачиваясь о дидактике. Прочтешь опус какого-нибудь нынешнего писателя и гадаешь, а зачем он это написал? Нафига, так сказать? С какой целью? Какую идейку он хотел протащить у себя подспудно? Все это, граждане, бывает зачастую совершенно непонятно. В наше время.

В отличие от вот этих вот непонятных нынешних писателей, я пишу этот текст с конкретной и совершенно незавуалированной целью. С целью сказать, что …. Впрочем, обо всем по-порядку.

Неделю назад дочку моих приятелей из Нью Джерси забрали в полицию. Арестовали. В три часа дня, в пятницу. Она, не достигшая 21 года дочка, ехала по шоссе со скоростью 100 миль в час. Да еще и уровень алкоголя в ее крови превышал допустимые нормы. А ведь до 21 года пить нельзя, по закону. Вот такая вот ситуация.

Родители тут же, в 4 часа дня, поехали в участок и заплатили за нее бэйл. И вызволили ее из-за решетки.
Вот разговор который произошел, когда папа и мама вели дочку от здания тюрьмы к припаркованной неподалеку машине.
— Настя, — говорила дочке мама Галя, — ты что, уже вовсю пьешь алкоголь без родительского согласия?
— Два бокала пива всего, — ответила Настя. – Они в этой Америке всегда делают из мухи слона.
— Не смей ругать Америку! – возмутилась мама Галя и дала Насте подзатыльник.
– Научилась, понимаешь, у дяди Прохора! Америка – это замечательная страна! На самом деле!

С этими словами и подзатыльниками они все усаживаются в машину, выруливают на шоссе и направляются к своему дому. В пригороде. И тут их догоняет полицейская машина с мигалкой. Маму Галю вытаскивают из машины, надевают на нее наручники, усаживают в полицейскую машину и увозят обратно в тюрьму. Арестовывают за подзатыльник, и за избиение детей. Папа Боря с дочкой Настей тоже возвращаются в тюрьму, чтобы выкупить на этот раз маму. Заплатить и за нее бэйл. И забрать ее тоже домой. Но уже 5 часов вечера, и бухгалтер тюрьмы уже ушел домой на заслуженный отдых. И вернется он только в понедельник. Так что маме придется посидеть в тюрьме двое с половиной суток.
Вот что рассказывает мама о своем тюремном двухдневном заключении.
— Посадили они меня в ту же женскую камеру, где они держали Настю. В предбанник, так сказать. С проститутками и наркоманками. Все с фингалами сидят, мрачно смотрят друг на друга.
— Какая у тебя хорошая дочка! – говорит мне одна. – Не курит, наркотики не употребляет. Я бы гордилась такой дочкой! А они ее забрали за два бокала пива всего! Они, у нас в Америке, привыкли делать из мухи слона. Я вот, вышла из бара покурить марихуану всего-навсего. Все ведь курят. Так нет, тут же копы прицепились, надели наручники и в тюрьму.
— А меня муж побил, — сообщила другая, с фингалом во всесь глаз. – Муж у меня полицейский, а туда же. Руки распускает! Я вызвала полицию, они приехали и забрали меня, а не его. У них, у полицейских, круговая порука.
— Я, — продолжает мама Галя свой рассказ, — попросила у полицейских книжку. Дайте мне книжку, — говорю, — а то я с ума здесь сойду. А они мне отвечают, что тюремная библиотека откроется только в понедельник.
Тут как раз ужин принесли, сосиски и капусту кислую, коле слоу. И мне одна из соседок по камере предлагает свою книжку. У нее с собой была. Братьев Карамазовых предлагает, между прочим.
– Дай мне свой ужин, — говорит, — а я тебе за это Братьев Карамазовых до утра дам почитать.
Я согласилась. Утром завтрак приносят, яичницу и картошку жареную. А соседка по камере у меня тут же свою книжку забирает.
— Хочешь дальше читать, — говорит, — отдавай и завтрак тоже.
Что делать? С одной стороны, я голодная дико, а с другой – уже треть книжки прочитана. Интересно же, что там дальше? Словом, отдала ей завтрак за полдня аренды Братьев Карамазовых. Короче, два дня в тюрьме голодала, но всю книжку до конца дочитала. А как только дочитала – тут ихний бухгалтер на работу вышел. Понедельник уже. И Боря с Настей меня выкупили домой. По дороге домой мы заехали в книжный, я там еще и «Идиота» купила. Уж больно мне этот Достоевский понравился…

Вот. Это я к чему? В чем мораль? Во-первых, из этого дидактического повествования со всей очевидностью вытекает, что духовная пища зачастую важнее пищи обычной. Иногда. В тюрьме, к примеру. Так что, граждане, выводы напрашиваются сами собой. Жириновский тут недавно советовал сажать писателей в тюрьму, для повышения качества художественной литературы. Достоевский, — объяснял Жириновский, — сидел в тюрьме и потому хорошо писал. Надо и нам нынешних писателей посадить, — объяснял Жириновский, — и тогда и современная литература выйдет на уровень Достоевского.

Мысль, конечно, правильная, но мне кажется, что не надо ограничивать себя полумерами. Вышерассказанная история убедительно иллюстрирует и второй шаг – надо и читателей тоже всех пересажать. Для пользы дела.
А вообще, жалко, что папа Боря, выкупая из тюрьмы маму Галю, не дал и ей подзатыльник. Жаль, что и его не посадили. Для полноты картины. Но жизнь, к сожалению, менее последовательна чем вымысел. Чем художественный свист. Менее последовательна и менее остроумна. И с этим, граждане, ничего не поделаешь.

Loading...