«На людях он казался любящим мужем, отцом троих детей, неплохо разбирался в живописи и коллекционировал иконы…»

Ноябрь 27, 2019 5:13 дп

Сергей Канев

Из воспоминаний «английского шпиона» (2004 год):

14-летняя Ира бежала за нашей редакционной машиной и громко рыдала:
— Дядя Сережа, возьмите меня с собой, я больше не могу…
Потом у Иры слетели тапочки и она упала на колени в грязную лужу. Последнее, что я увидел, ее забрызганное лицо и плавающий в луже розовый мишка.
…Я проводил журналистское расследование по банде черных риелторов, которые под крышей ментов, орудовали на севере Москвы. На их счету была не одна человеческая жизнь, многие пропали безвести, а еще десятки москвичей лишились своих квартир. В том числе, эти ублюдки отнимали жилье у бывших детдомовцев с нарушенной психикой, а их самих держали в подвале. Любимым развлечением бандитов было набрать пива и смотреть как за пачку чипсов пленники трахают друг друга.
Руководил бандой москвич, которого я неплохо знал в детстве. На людях он казался любящим мужем и отцом троих детей, неплохо разбирался в живописи, кино и коллекционировал иконы. Я назначил ему стрелку и поинтересовался судьбой семьи Козловых из Ховрино: за полгода один за другим умерли отец, мать, сын, а квартира ушла с молотка. Оставшуюся в живых дочь, прописали к одинокому пенсионеру и через три месяца его нашли с перерезанным горлом. Потом опустившуюся женщину выдали «замуж» за алкаша и, как вы понимаете, он вскоре скончался от отравления.
— Серега, не мешай бизнесу, а то мы тебя отправим вслед за ними. Как ты не понимаешь, тут в доле большие люди в погонах – улыбался многодетный риелтор.
На Трех вокзалах я разыскал 13-летнего подростка, который сообщил адрес деревни в Ярославской области, куда после продажи квартиры бандиты вывезли его вместе с матерью-алкоголичкой. Это был трехэтажный дом на 40 квартир, в половине из них обитали бывшие москвичи и какие-то мрачные личности. Вместе с оператором мы пошли по квартирам: в некоторых не было дверей, а вместо стекол – картонки. У всех жильцов судьба была до боли похожа: постепенно спились, сначала заходил участковый, затем, пришли какие-то люди и предложили продать квартиру. Обещали хороший деревенский дом и большие деньги. Кто отказывался, вывозили в лес и избивали. Потом силком привезли вместе с детьми в эту дыру, денег за проданные квартиры никто не видел.
— А моя дура поехала за бабками и не вернулась – жаловался беззубый доходяга с Ангарской улицы.
— А я ваще не помню, как здесь очутилась – пучилась на камеру растрепанная гражданка из Бескудникова.
Прибежала перепуганная глава поселка. Она честно призналась, что в каждой квартире «прописаны» по 50-60 мертвых душ:
— А что я могу сделать? У меня у самой дети и я боюсь…
В одной из квартир на полу лежал пьяный отец и на единственном стуле сидела 14-летняя Ира с Весенней улицы. Бабушка умерла, мама повесилась, отец спился и за ящик водки продал двухкомнатную квартиру. Заглянул в обшарпанный холодильник без ручки: рядом с банкой протухших консервов, сразу пять мышей повесились. Пока оператор добивал картинку, сбегал в местный магазин. Купил курицу, молока, масло, йогуртов, кучу сладостей и симпатичного розового мишку с бантиком. Потом Ира жадно ела курицу и вспоминала школу, своих друзей, какую-то подругу Свету, а в конце заплакала:
— Дядя Сережа, заберите меня. Я вам всю жизнь ноги целовать буду. Можете поселить меня на балконе, я вам мешать не буду. Только заберите!
Некоторых бандитов все-таки осудили,

в том числе, кровавого эстета. Кого-то из ментов тихо уволили, другие сейчас на пенсии с любящими внуками. А у меня до сих пор перед глазами бегущая за машиной Ира и розовый мишка. Никогда себе этого не прощу…

Loading...