Почему-то вспомнилась история о том, как у Венедикта Ерофеева обнаружили рак горла. Здесь его лечить не брались, а во Франции были готовы прооперировать. Однако советские власти его не выпустили: прицепились к тому, что у него до получения инвалидности был какой-то трехмесячный перерыв в трудовом стаже. При том образе жизни, который Ерофеев вел, удивителен не этот перерыв, а само наличие у него трудового стажа, а еще более то, какое это могло иметь значение для онкологической операции. Дело, между прочим, происходило не в какие-то глухие годы, а летом 1986-го: вовсю цвела перестройка, печатался Гумилев, на белый свет выходил андерграунд… Короче, советские власти выездной визы не дали. Спустя два года, после публикации «Петушков» в журнале «Трезвость и культура» и двух постановок «Вальпургиевой ночи», к Ерофееву пришла запоздалая слава. Но время для лечения было безвозвратно упущено. Он умер 25 лет назад, в мае 1990.
Не пойму только, почему мне это вспомнилось.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks