“Мы точно достигнем звёзд…”

8 января, 2022 6:14 пп

Инна Сергеевна

Инна Сергеевна:

Есть люди, завораживающие патологическим жизнелюбием, жаждой знаний и силой духа, чхать они хотели на обстоятельства непреодолимой силы.
Кто-то из нас сетует, что родился не в той семье, не было возможности выбраться из трясины, время не то… А есть те, кто не имея ни одного козыря на руках, вчистую выигрывает у судьбы. Точнее сам себе ее формирует.
Когда мама работала в объединённом институте ядерной физики, библиотека в доме была соответствующая, с ее подачи я увлеклась трудами Стивена Хокинга, который блестяще излагал материал. Легко, непринужденно, с юмором, без душного научного пафоса и назидания, Хокинг вовлекал миллионы людей в интересную игру под названием « Угадай, как появилась вселенная и постигни законы этой реальности».
Сегодня у этого популяризатора науки, хулигана, жизнелюба и большой шкоды – день рождения. Гений фактически заставил меня своими трудами погрузиться в науку в школьные годы.
В начале 1960-х у Хокинга стали проявляться признаки бокового амиотрофического склероза, которые привели к параличу. После диагностики заболевания врачи заявили, что жить ему осталось два года.
После серии операций ему была проведена трахеостомия, Хокинг утратил способность говорить.
Ему подарили синтезатор речи, который был установлен на его кресле-коляске. Подвижность осталась только в мимической мышце щеки, напротив которой закреплён датчик. С его помощью физик управлял компьютером, позволяющим ему общаться с окружающими.
Стивен никогда не останавливался в своём желании постичь, как всё устроено. Он постоянно писал книги, вёл исследовательскую деятельность, читал свои лекции и строил новые теории.
Хокинг, отгоревав своё, принял волевое решение- жить дальше еще насыщеннее, чем прежде, когда был здоров.
Он писал: «Когда в возрасте двадцати одного года я узнал свой диагноз — синдром БАС, я считал, что это крайне несправедливо. Почему это случилось именно со мной? В то время я думал, что моя жизнь кончена и что я никогда не реализую тот потенциал, который в себе ощущал. Но теперь, спустя пятьдесят лет, я могу заключить, что удовлетворен своей жизнью.
Я был дважды женат, у меня трое прекрасных, состоявшихся детей. Я достиг успеха в своей научной сфере деятельности: думаю, большинство физиков согласны, что мое предсказание квантового излучения черных дыр верно, хотя оно пока не принесло мне Нобелевской премии, поскольку его очень трудно проверить экспериментально. С другой стороны, я получил даже более внушительную Премию по фундаментальной физике, присуждаемую за теоретическое значение открытия.
Для моих коллег я просто еще один физик, но для широкой публики я стал, возможно, самым известным ученым в мире. Отчасти потому, что ученые, за исключением Эйнштейна, не похожи на знаменитых рок-звезд, а отчасти потому, что я вписался в стереотип инвалида-гения. Я не могу прятаться за париком или темными очками — мое кресло меня выдает.
В том, что ты широко известен и легко узнаваем, есть свои плюсы и минусы. Минусы состоят в том, что трудно заниматься обычными делами, вроде посещения магазина, без того чтобы на тебя не наседали люди, желающие сфотографироваться. Но эти минусы с лихвой окупаются плюсами. Люди, похоже, искренне рады видеть меня. Я даже собрал самую большую аудиторию, участвуя в открытии Паралимпийских игр в Лондоне в 2012 году.
Я прожил полноценную жизнь и доволен ею. Я верю, что люди с ограниченными возможностями должны концентрироваться на вещах, в которых их недостаток не является помехой, а не сожалеть о том, чего они не могут делать. Лично мне удалось сделать большую часть того, что я хотел.
Всю свою жизнь я поражался тем главным вопросам, с которыми нам приходится сталкиваться, и пытался найти для них научный ответ. Возможно, поэтому я продал больше книг про физику, чем Мадонна про секс.
Cамая сложная проблема, с какой довелось столкнуться человечеству, — это наши агрессивные инстинкты. Во времена пещерного человека (назовём его пещерной личностью) эти инстинкты были необходимы для выживания и были отпечатаны в наших головах на уровне генетического кода, что было продиктовано дарвиновским естественным отбором. Сейчас, со всем тем ядерным оружием, что у нас есть, мы уже не можем ждать, когда эволюция избавит нас от наших инстинктов…
В день рождения этого необыкновенного человека вспомним ещё пару его острых цитат:
Я понятия не имею, какой у меня IQ. Те, кого интересует их IQ, просто неудачники.
Перспектива рано умереть заставила меня понять, что жизнь стоит того, чтобы ее прожить.
Моя цель очень проста: я хочу понимать Вселенную, почему она устроена так, как устроена, и зачем мы здесь.
Мы всего лишь развитые потомки обезьян на маленькой планете с ничем не примечательной звездой. Но у нас есть шансы постичь Вселенную. Это и делает нас особенными.
Астрологи достаточно умны, чтобы делать свои прогнозы столь туманными, что их можно отнести к любому исходу.
Всю свою жизнь я поражался тем главным вопросам, с которыми нам приходится сталкиваться, и пытался найти для них научный ответ.
Убежден, что наука и исследовательская деятельность приносят больше удовольствия, чем зарабатывание денег.
Моя настоящая мечта — написать такую книгу, которая будет продаваться в ларьках в аэропорту. Но для этого издателю нужно будет поместить на обложку голую женщину.
Мне кажется, компьютерные вирусы стоит рассматривать как форму жизни. Это многое говорит о природе человека: единственная форма жизни, которую мы создали к настоящему моменту, несет только разрушения. Мы создаем жизнь по образу и подобию своему.
Когда мне исполнилось 12, один из моих друзей поспорил с другим на мешок конфет, что из меня ничего не выйдет. Не знаю, разрешился ли этот спор и в чью пользу.
Кто-то сказал мне, что каждое уравнение, которое я включаю в книгу, сокращает продажи в два раза.
Я не уверен, что человеческая раса проживет еще хотя бы тысячу лет, если не найдет возможности вырваться в космос. Существует множество сценариев того, как может погибнуть все живое на маленькой планете. Но я оптимист. Мы точно достигнем звезд.
Жизнь была бы очень трагичной, если бы не была такой забавной.