11822592_981114798606227_9141599069234991485_n

Марина Шпагина
КАРАСЯ, КАРАСЯ, ПРЕВРАЩАЙСЯ В ПОРОСЯ!
Запрет на продукты бьет по своим, а политика в отношении аграриев большинство из них просто уничтожает.

страница 42

Двести тысяч наивных человек подписали челобитную против продуктовых крематориев. Зачем? Хоть одна ваша петиция была рассмотрена по существу? Хоть по одной было принято положительное решение? Нет. И по этой не будет.

В данном случае — правильно. Контрабанда душит рынок, она никому не приносит пользы, кроме самих контрабандистов и их покровителей. И потом, неужели вы правда готовы скормить неимущим продукты, которые ввезены неизвестно кем, непонятно откуда, по поддельным документам? Их уничтожат, и правильно сделают.

Если уж решили бить челом, верноподданные, то просите об отказе от безумных антисанкций, введение которых привело к резкому росту цен на продовольствие. Из-за девальвации рубля это изначально глупое решение и вовсе стало бессмысленным. И дело-то не в запрещённом пармезане, антисанкции — это не про пропавший сыр. Под них попали многие виды сырья для пищевой промышленности. Производителям пришлось срочно искать новых поставщиков, в ряде случаев переналаживать оборудование, и так далее. За их дополнительные траты расплатились все потребители, даже те, кто хамона не нюхали. Цены на переработанную продукцию растут быстрее, чем на с/х сырье.

Стоило бы заодно и за производителей отечественного сырья для пищёвки попросить: расширения госпрограммы льготного лизинга сельхозтехники и оборудования, снижения ставок по кредитам на приобретение техники, семян, животных и т.д.; снижения ставок по кредитам на пополнение оборотных средств для фермеров; снижения доли их собственных средств, если кредит выдаётся под залог. Стоило бы потребовать, наконец, от местных властей навести порядок с арендой земли и дать возможность выкупить её успешным хозяйствам на приемлемых условиях. И повысить налоги за простаивающую землю. И запретить, наконец, её перевод под застройку.

Сегодня, когда «Россельхозбанк» кредитует фермеров под залог приобретаемого ими с/х оборудования, первоначальный взнос составляет 15%—30% от стоимости техники. Это много: обычный трактор «Беларусь» стоит больше миллиона, а к нему нужно ещё докупать навесное оборудование. Льготный период на погашение таких кредитов —год, а если техника не новая или не регистрируется в ГАИ, то полгода. Фактически, это кредит до первого урожая. Расплатились, а что потом? Прошлогодний урожай уже продан по прошлогодним же ценам, а себестоимость производства за год выросла на 40%. Финансировать текущие затраты фермерам не из чего.

По данным ЦБ РФ на 1 июня текущего года, аграрии стали лидерами по просрочке кредитов: как минимум каждый десятый выданный им кредит — проблемный. Многие брали валютные займы, потому что ставки по ним были ниже. За год просрочка по валютным займам в этом секторе выросла в три раза — до 19,3% (в среднем у юрлиц — 2,9%). С рублёвыми кредитами не легче: по ним просрочка выросла на 20%. Но, если один кредит фермер уже просрочил, банк не выдаст ему новый, даже под дикие 15-20% годовых.

Но даже эти кредиты, если ты не какой-нибудь «агрокомплекс», банки предлагают в лучшем случае на три-пять лет. И госгарантии в реальной жизни надо ещё заслужить, а без них можно не рассчитывать на льготные ставки по кредитам. И субсидий по льготным ставкам приходится ждать, некоторым — год, другим и дольше. Недавняя угроза угроза «сжечь поле» под Курском — как раз об этом. Но она так и останется редким жестом отчаяния и детской веры начинающей фермерши в верховную справедливость. Фермеры слишком зависимы от местных властей, они не бунтуют. Они просто будут постепенно сворачиваться, хотя формально сельское хозяйство и продолжат накачивать деньгами и защищать крематориями.

ГОТОВЬТЕ КОШЕЛЬКИ
Положим, что каким-то чудом и верховным промыслом все эти кредитно-лизинговые проблемы удастся преодолеть. Но и тогда непонятно, откуда взялась безумная надежда на быстрое замещение импорта в таком рисковом, проблемном и небыстром производстве как с/х в России? В последние 10 лет, когда агросектор вроде бы уже залили деньгами, производство сельхозпродукции росло в среднем в сопоставимых ценах всего на 3,2% в год. Из этих 10 лет лишь 2011 год был выдающимся: прирост производства на 23%; а в 2010 и в 2012 годах оно упало на 11% и на 5%. В этом году, нам уже объяснили, снова засуха, опять неурожай. Такими темпами замещать импорт мы будем очень долго.

Доля импорта в структуре потребления продтоваров, по данным Счётной палаты, в 2013 году достигала 30-50-60% (см. график). За семь «жирных» лет, с 2007 по 2013 включительно, России удалось существенно снизить долю импорта лишь по двум «скороспелым» видам сельхозпродукции (см. график) —свинине (на 21,7%) и мясу птицы (на 25,1%). Ничто не указывает, что мы добьёмся бОльших успехов в предстоящие семь «тощих» лет. Заклинания (см. заголовок) не помогут.

Импорт продовольствия неизбежен. В 2013 году 40% общего объёма импорта запрещённых продтоваров Россия ввозила из стран, по отношению к которым теперь введены антисанкции. Результат: за 2014 год инфляция потребительских цен на продовольственные товары увеличилась вдвое. И пока нас отвлекали рассказами об убытках европейских фермеров, мы сами заплатили за антисанкции намного больше.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks