Мумия конституции

13 октября, 2021 6:12 пп

Мэйдэй

Георгий Сатаров:
ВОПРОСЫ, ВОПРОСЫ…
Послесловие к последней передаче Евгении Альбац

У пресс-секретаря президента Путина тяжелая работа: ему нередко на брифингах задают довольно неудобные вопросы. Часто ответы не имеют отношения к сути вопроса, но почти всегда эти ответы достаточно ясно характеризуют саму власть. Вопросы, которые я буду приводить, из тех, что могут быть адресованы журналистами представителям власти, начиная с Пескова. И задавать их важнее, чем получать ответы, поскольку информативен даже отказ от ответа.
Первый вопрос очевиден: «Известно ли было президенту о пыточной практике в стране?». Напомню, что по Конституции, даже по той мумии конституции, в которую она превращена, президент числится гарантом прав и свобод человека. Поэтому любая реакция на этот вопрос будет свидетельствовать только об одном – по той или иной причине президент не выполняет эту функцию. Это ведь ясно и сейчас. Суть ответа будет характеризовать только одно – какой способ выпутываться из ситуации они выберут. То же самое касается подобных вопросов руководству ФСБ, ФСИН, СК, Прокуратура, судьям, депутатам, Общественной палате…
Интереснее другие вопросы. Пыточный конвейер в стране предназначен не только для запугивания и деморализации всех, даже не попадающих в него, но и для практического использования его результатов. Это значит, что дело не только в видеозаписях, но и в сведениях о том, кого пытали на этой конкретной записи. Например, в куче судебных процессов фигурируют свидетели обвинения, отбывающие срок в колониях. Мы вправе предположить, что некоторые из таких свидетелей дают нужные обвинению показания после пыточного конвейера. Если это так, то централизованная база данных этого конвейера позволит установить таких свидетелей. В этом случае есть основания требовать пересмотра дела по причине использования обвинением преступных методов. И это только цветочки. Этим вопросы не ограничиваются. Может начать? И не только мне? И начать думать?
Это я к тому, что в этот конвейер имеет шанс попасть любой человек в стране. И я о том, что достаточно в одном месте завестись заразе вопиющего беззакония, как оно становится повсеместным, только меняя формы и масштабы. И все мы под угрозой этого беззакония, независимо от пола, возраста, национальности, социального статуса, политических убеждений. И последнее – эта власть является властью и творит то, что творит, по нашей совокупной вине, при нашем совокупном соизволении и долготерпении.