«Мозг отказывался верить тому, что знал наверняка…»

1993

Побывал сегодня на площадке виртуальной реальности Анвио на Трехгорке. По дороге туда мне ехидно обещали предложить пройтись по доске между двумя крышами двух небоскребов и я усмехнулся про себя, типа «в чём проблема вообще, это же не реальная доска над пропастью, это картинка в очках…» В общем — в очках и с ранцем, я подошёл к этой доске. Очень близко. Почти на нее наступил. Я даже заглянул вниз. Там было ветрено. И высоко так, что о перейти не могло быть и речи. Я совершенно точно знал, что подо мной бетонный пол зала ВР на первом этаже Трехгорки, и такой же пол впереди, направо, налево, под доской и вокруг нее. Но меня шатало уже в шаге от места, на котором я в очках видел зияющую глубину стоэтажной бездны, перекрытую узкой доской. Мозг отказывался верить тому, что знал наверняка, верил только тому, что видел. В том смысле, что если бы меня спросили: «что там?», я конечно сказал бы: «твёрдый пол зала». Но если бы сказали: «ну так иди», я бы не смог.

Я, кажется, впервые не абстрактно понял, а прочувствовал, как работает российское телевидение. То самое, которое смотрят регулярно 60% жителей России, и (по опросам) основной их мотивацией при этом является «поржать над тем, что там говорят». При этом по тем же опросам подавляющее большинство не верит в то, что слышит и видит. При этом в тех же опросах, на вопросы по темам, по которым идёт вещание, все они высказывают мнения, точно соответствующие тому, что вещает телевизор. Вот именно так: знаю, что пол; но идти не могу. Знаю, что бред; но не верить не могу. Такая уж штука наш мозг. Не может он не верить тому, что видит, даже если знает, что это неправда.

Анвио — великолепная штука. Российское ТВ — тоже (для тех, кому оно выгодно).