«Моё место — там, с ними, в плену»

1184

БОЛЬ КАК ЛАКМУС

В очередной раз спросили: «А чем «русский» отличается от «россиянина», если оба они по крови русские?»

Попробую ответить доходчиво. Русский — это тот, кто переживает за своих. Ощущает боль соплеменника практически как свою собственную. А россиянину это чувство неведомо. Россияне — это унылая биомасса, поминутно оглядывающаяся на начальство и штатных пропагандистов.

Если русский услышит, что узбекская няня отрезала голову русскому ребенку и размахивала ею на улице, его возьмет оторопь. Ужас, жалость, возмущение, гнев — вот что он испытает. А россиянин ничего не испытает, он начнет рассуждать о том, что убийства случаются повсеместно, что лучше бы повременить с выводами, не разжигать и дождаться действий начальства. А дальше будет импровизировать в зависимости от ситуации. Осудят кровавую няню на длительный срок — россиянин будет кричать о том, что так ей и надо, сучке поганой, а лучше б ее вообще прилюдно расстрелять. Заменят наказание лечением (что и случилось) — и россиянин заведет другую песню: «А чего вы хотите? Она же сумасшедшая! Все правильно сделали. А то еще с братским узбекским народом поссоримся…» (что мы и услышали)

Русский, узнав о подобном преступлении, содрогнется, представив, как эта обезьяна кухонным ножом отпиливала детскую головку. Россиянин спокойно отправится смотреть новости, в которых рассказывают об очередных хитрых планах и победах на всех фронтах.

Или давайте вспомним историю с Донбассом, когда языкастые россияне бросились в интернете на защиту Новороссии. Но затем, услышав ключевую фразу «Донбассу никто ничего не обещал», мигом развернулись на 180 градусов и принялись причитать о расходах, которые идут «на чужих людей». Те самые, которые совсем недавно возмущались бомбежками городов Новороссии, ныне преспокойно рассуждают о том, что это «их украинские дела». И ничего у них не болит.

У русского нет выбора, он такой, он не может не чувствовать. Россиянин же только и делает, что выбирает — то между начальниками, то между телеканалами, то между теми, кому еще не успел лизнуть.

Приведу интересный пример. Во время русско-японской войны один американский корреспондент описал встречу с русскими пленными в Манчьжурии:

«В окна большого китайского дома с любопытством заглядывало множество японских солдат. Придержав лошадь, я тоже с интересом заглянул в окно. И то, что я увидел, меня потрясло. На мой рассудок это произвело такое же впечатление, как если бы меня ударили в лицо кулаком. На меня смотрел человек, белый человек с голубыми глазами. Он был грязен и оборван. Он побывал в тяжком бою. Но его глаза были светлее моих, а кожа — такой же белой.
С ним были другие белые — много белых мужчин. У меня перехватило горло. Я чуть не задохнулся. Это были люди моего племени. Я внезапно и остро осознал, что был чужаком среди этих смуглых людей, которые вместе со мной глазели в окно. Я почувствовал странное единение с людьми в окне. Я почувствовал, что мое место — там, с ними, в плену, а не здесь, на свободе, с чужаками…»

Знаете, кто этот американский корреспондент? Джек Лондон. Тот самый. Конечно, это вовсе не говорит о том, что Джек Лондон — русский. Но это говорит о его чутье, он сразу разобрался — где свои, где чужие, кто ему ближе, просто на уровне инстинкта. При этом вряд ли кто назовет его дикарем или глупцом. А вот россияне радостно рассказывают о том, что «настоящий мужчина Мирзаев правильно убил мажора Агафонова».

Русскому больно, когда его соплеменника убивают (калечат, грабят, унижают и т. д.). Россиянина это вообще не тревожит. Вот это, на мой взгляд, очень важное отличие русского от россиянина. Если не сказать — основное. Подчеркиваю — речь не обо всех россиянах, жителях РФ, но о типичных русских россиянах, об Иван Иванычах и Марин Сергевнах.

Я сознательно не пишу о такой общности, как «советские люди», да и не касаюсь сейчас политических убеждений. Как это ни странно, но я встречал «национал-коммунистов», в головах у которых была крутая каша из Маркса, Сталина, Че Гевары, Лимонова и ностальжи по СССР, но все-таки они были русскими. Хотя бы вот по этому показателю (что немало). С россиянами такое невозможно в принципе.

———-

Да, вот еще что. Если вам не понравился данный пост, если вы не понимаете, для чего это вообще написано, — вы относитесь к россиянам.