Вот, примерно, что случается, если Дмитрий Узун спросить обычное «Сын, ты там как?»

Дмитрий:
У меня цветочный горшок стоит на столе. В нем растет пальма. Не знаю, как она называется, но большая, листья длинные, причудливого цвета – вроде зеленый, но как будто бы еще и лиловый. На нее посмотришь — бананов хочется и солнечного света. Или просто витамина Д в таблетках.

История, к сожалению, умалчивает, как она очутилась на столе, но лет пятнадцать пальме точно исполнилось. Давно к тому же. По цветочным меркам, моя пальма уже престарелая дева, которая мечтает о переезде в Париж, чтобы пожить в свое удовольствие последние пару лет. Обязательно снимет квартиру в старом городе и тут же начнет притворяться, будто всю жизнь там жила. И обязательно выберет квартиру с высокими потолками, очаровательной старой деревянной мебелью с облупившейся краской и слегка выцветшими обоями в мелкий цветочный узор.

Всенепременно должны быть большие окна, которые всегда открыты с апреля по октябрь, потому что если там нет хотя бы одной развевающейся на ветру прозрачной занавески, то и снимать такую квартиру, в принципе, незачем. И картины, конечно, куда же без них – подойдут любые никому не известные работы никому не известных художников.

А такие картины всегда лучше остальных. Кому вообще нужны работы Климта, Караваджо, Ренуара, Репина или Саврасова, даже если в оригинале? Смотреть на их картины – это все равно, что сегодня смеяться над шутками из интернета пятилетней давности и показывать их окружающим: да, когда-то было смешно, но сейчас-то зачем, убери и не позорься, придурок, и штаны обратно надень, я полицию сейчас вызову.

Я всеми руками и ногами за популяризацию рыцарей кисти и палитры, которые за всю жизнь нарисовали одну-две картины, а потом счастливо спились. Или умерли на войне. Или умерли от болезни, старости или поперхнулись устрицей и задохнулись. Или еще что-нибудь такое. Потому что их работы никто не видел, кроме мамы, ближайших друзей и перекупщиков, которым бедолаги продавали свои работы. И купите вы эту картину не потому, что художник Борис Перепрыжкин был гением и мастером своего дела, навсегда оставшийся в сердцах любителей искусства, а потому что в этой картине что-то есть. Если на нее долго смотреть, то почему-то очень хочется сказать слово «апокрифично» и задумчиво почесать затылок. А это чистая эмоция, настоящая, ваша.

Я вот известным не хочу быть. Ну напишу я какой-то бестселлер, потом обо мне все говорить начнут, в прошлом моем копаться, Ургант на своей передаче неудобные вопросы задавать начнет и Фруктам подпевать заставит. А потом, не дай Бог, будет неумело приставать за кулисами и предлагать вместе в санаторий под Кисловодском поехать. Не хочу. А вдруг что-то из моего творчества включат в школьную программу и по всему миру начнут появляться все больше и больше выпускников, которые думают, что не контролировать поток собственных мыслей – это глубоко и здорово, а сыроедение – это когда ты только сыр ешь и ряженкой запиваешь.

Вообще, если быть честным, то сложно жить, когда за своими мыслями не успеваешь. Они как маршрутка: ты на остановку конечную пришел, видишь, что никто никуда пока не едет, у водителей еще полные стаканчики с растворимым кофе три в одном, и ты закуриваешь. Сигаретой затянулся, зажигалку в карман убрал, а потом на секунду буквально отвлекся, чтобы мимоидущей собаке доброго утра пожелать, а маршруток уже нет. Ни одной вообще, они все уже до другой конечной практически доехали. И ты сам себя спрашиваешь, мол, это какая-то мистика потусторонняя или ты просто с собакой заболтался.

Странно, как быстро одна мысль сменяет другую. Куда уходит первая? Как появилась вторая? Человеческий мозг настолько сложен и многогранен, что становится страшно и хочется куда-то спрятаться. Так, а о чем я вообще? О пальме? Ой, да хуй с ней.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks