МОРАЛИЗМ И ПОСТПРАВДА

312

 

АР/TASS

Хорошо, что я пишу медленно. Вот написал бы некролог, а фигурант, глядь, да и ожил — что бы я делал? Подозреваю, что в связи с «кейсом Бабченко» многих как раз и возмутил напрасный труд. А так все нормально, можно приступить к разбору полета.

Но, вообще, чудесные воскресения, ложь во спасение и путаница с похоронами – очень банальные сюжеты, которые идут бок о бок с историей цивилизации. Так что непонятно, что все так переполошились. Не зря вспомнили и про Шерлока Холмса, который частенько врал своему другу Ватсону, то являлся к нему с приклеенной бородой, а то и имитировал смерть от падения в пропасть, чтобы поймать заклятого врага Мориарти. Но это банальный пример.

А есть еще более поразительный сюжет, которому уже 2000 лет и в котором сомневаться теперь не положено.

Однажды древние римляне распяли некоего пророка Апокалипсиса, который сильно доставал их критикой и намеками на скорый Божий суд. «Но есть и божий суд, наперсники разврата!» — говорил им в лицо. В результате этот диссидент, который и так был немало популярен, вообще превратился в культовую личность, отчего власти постановили его казнить по сфабрикованному обвинению с помощью подкупленного доносчика. Существует огромный массив живописных полотен, предъявляющий нам скорбь последователей и учеников, а так же сопровождавших пророка по жизни женщин.

То есть одного этого уже было вполне достаточно для создания Легенды. Но на этом дело, как говорится, не кончилось. На восьмой день после распятия диссидент вдруг явился небольшому коллективу своих единомышленников с сообщением про чудесное воскресение. И очевидно, что история сопротивления и страдания в этот момент стала стремительно превращаться в волшебную сказку и терять свою достоверность. И нельзя сказать, что все так уж прямо взяли и поверили в нее в этой редакции. Обрадовались, удивились, да. Но не поверили. Вернее, некоторые сразу поверили, другие попросили доказательств, а евреи и римляне – будучи косвенными авторами данной мизансцены – не поверили вовсе. Евреи, впрочем, не верят до сих пор.

Позже, однако, поверили европейцы, а за ними через несколько столетий крайне далекие от места событий славяне, которые сегодня даже применяют уголовную статью к тем, кто не верит. Полицейский протокол о задержании диссидента (по выражение Гора Видала) назвали Евангелием. И как-то, со всеми противоречиями, он вписался в культуру цивилизации. Бывает.

Поэтому такой поразительной лично мне показалась ригоризация взыскующих материалистической правды по поводу недоубийства Аркадия Бабченко в Киеве. Ими оказался почти весь общественный авангард — и слева, и справа, как будто мы уже давно живем в мире победившей этичности официальных заявлений (когда обман и путаница невозможны и общественно осуждены) и сплошь верифицированных истин. Еще более мне удивительны мои те соотечественники, про которых известно, что они 70 лет официально исповедовали двоемыслие (прекрасно зная, что это двоемыслие, а не победившая этичность) и так с ним свыклись, что искренняя жизнь стала казаться каким-то глупым нонсенсом. Причем, потом после относительно короткой десятилетней паузы они снова к нему вернулись.

Но также удивительны и западники. Они на голубом глазу вдруг стали утверждать, что давно осудили ложь и служебную хитрость спецслужб (заметим: созданных специально, чтобы лгать и хитрить), и для них, в их современной культуре, они оказывается неприемлемы, просто «фи» какое-то, имея в виду, что им по этой причине неприемлема сценическая постановка СБУ.

Хотя и про Запад мы знаем, что там врут за милую душу. Врал Саркози, пользуясь чужими деньгами, врал Берлускони, врут Меркель и Макрон, когда улыбаются и пожимают руку Путину, а про Трампа говорят, что он на 80% вообще все врет, придумав даже для этого термин «альтернативные факты». Один раз глобально соврали про Ирак, разбомбив его в пух и прах. Но мы любим Запад ведь не за то, что он особо честен, а за то, что он, как говорится, врет в другую сторону.

Возвращаясь к Бабченко…

Каких-то только мнений мне ни довелось читать в последнее время. Вот фашистский ригорист Максим Шевченко. Прямо скажем, не маяк моральности. Приводит в параллель пример лжи из осуждаемых нами страшных 30-х, типа (в связи с «кейсом Бабченко») «хотите возвращения?» А ведь недавно дрался с «клеветником на советское прошлое» Сванидзе в прямом эфире по поводу очернения славного прошлого. А теперь такой вот кульбит: сегодня немножко даже тоже страдает по Бухарину и Рыкову, как будто он только что не помогал сталинисту Грудинину и не жаждал возвращения левого Молоха, да и сам бы не расстрелял парочку либеральных бухариных.

А вот либерал Пастухов – он сожалеет о дурновкусии. Вкуса, грит, у СБУ маловато в сражении с российским ГРУ. У ГРУ, надо понимать, вкуса достаточно. Не знаю, что он там дальше пишет, поскольку у меня нет подписки на «Республику». Но о симуляции как основы для ретроспективных сомнений вполне подробно отрефлексировал Александр Баунов из Центра Карнеги. Мысль всё та же: подвели наши южные братья простодушных репортеров. Не поделились с широкой общественностью тайными планами. «Проблема полезного обмана в том, — пишет Баунов, — что он размыкает границы реальности независимо от намерений. Теперь граница правды подвижна, и каждый (вы слышите: каждый! – С.М.) сможет перемещать ее в соответствии с личными убеждениями».

А вот мой товарищ, непримиримый демократ и тоже моральный ригорист Юра Самодуров печалится о раненых (чудесным воскрешением Бабченко) чувствах десятков тысяч человек (!): «Мой пост о том, почему СБУ сочло возможным для себя ложным сообщением остро ранить чувства десятков тысяч человек? По-другому с нами, чтобы спасти Бабченко и арестовать заказчика планируемого убийства или даже накрыть гб-шную сеть в Украине было нельзя поступить?»

Может, вопрос поставлен и правильно (если это только вопрос), но мне лично удивительно такое изменение ракурса — с реальной войны, которую гибридно ведет Россия с пытающейся оторваться от нее Украиной, в которой опасно развиваются совковые тенденции, на чувства обывателей, которые и так каждый день трамбуют ложью, ценами, выборами, несменяемым диктатором, всепобеждающим популизмом, и они это прекрасно выносят. Популизм – ложь для обывателя – вообще триумфально шагает по планете. Отчего в этом мире тотальной лжи и дерьма гулять в белом фраке этического ригориста не только дисфункционально и смешно, но и крайне подозрительно.

Однако разве не такой именно реакции мы и ждали, когда моралисты и антиморалисты объединятся в партию нигилизма? «Раз Бабченко не убили, значит, самолет не сбили и Скрипалей не отравили. Все фейк и постправда. Истины не существует». Катастрофа 30 мая!

Ну, давайте убьем Бабченко, чтобы правда восторжествовала и не было катастрофы. Ей-богу, начинаешь понимать Авакова (тоже не голубой герой), который назвал этих этически страдающих «псевдоморальными авторитетами» и посоветовал им идти лесом. Хоть западным, хоть восточным.

Потому что нет никакого «раз то, значит это». Такое утверждение – тоже стопроцентная ложь. Все отдельно, все по-разному и все очень опасно. Ведь надо остановить ничем себя не ограничивающих политпровокаторов. И на этом пути, боюсь, не единожды предстоит подвергать испытаниям свои тонкие чувства.

Фото:  Украина. Киев. Российский журналист Аркадий Бабченко во время пресс-конференции о проведенной 29 мая спецоперации СБУ с инсценировкой покушения на него.  Efrem Lukatsky/AP/ТАСС