МОНАРХИЯ – МАТЬ ПРОТЕСТА?

1169

Наталья Троянцева:

Как-то случайно, вдруг, моё внимание сконцентрировалось на главном, сущностном: любое публичное выступление по поводу того или иного конфликта интересов сводится к тезису – последнее слово за Путиным. На этом, подчёркиваю, настаивают все, за редчайшим исключением. И – независимо от политической позиции. Ментально оппозиционеры всех мастей – такие же монархисты, как и какой-нибудь, прости господи, Жириновский.

Что из этого следует? Яркие и последовательные ходы Алексея Навального могут рано или поздно закончится столь же триумфально и, одновременно, столь же бесперспективно для страны, как и многолетнее правление Путина. Конечно, есть надежда на то, что в процессе перетягивания властного каната мировоззрение россиян всё-таки поменяется. Тем более, что канат этот – крепок и устойчив.

Какие обстоятельства могут изменить расклад политических сил, при условии, что капитал сконцентрирован в конкретных руках, и никто им делится ни с кем, включая Алексея Навального, не намерен? В лучшем случае, Алексей окажется ставленником кого-то из олигархического клана, или – сразу нескольких человек из списка «Форбс» со схожими интересами. Это не плохо и не хорошо, просто в этом следует отдавать себе отчёт.

Перемены вызревают внутри социума медленно. И любое ускорение, любые революционные упования только замедляют процесс.

Вышедшая в воскресенье молодёжь хочет драйва, но – драйва европейского толка, который сочетает в себе и возможность выплеснуть энергию, и возможность её практически реализовать, перевести в материальный эквивалент. Символично, что студентка Физтеха, которую волокут в автозак, стала мировой знаменитостью. Этот символ внушает надежду.

Я хочу воздать полномасштабное должное Алексею Навальному, как незаурядному, мужественному, находчивому и талантливому человеку. И гражданину. И не его проблема, что кто-то готов увидеть в нем буквального двойника или буквальный антипод Путина. Это проблема – наша.

Именно сейчас, при Путине, созревают и формируются политические и социальные ориентиры европейского толка. Имён много, разных – и Рыжков, и Шлосберг, и Митрохин, и адвокаты Резник, Новиков и им подобные, экономист Андрей Мовчан, политолог Иноземцев, многочисленные журналисты, и так далее.

Одновременно мы наблюдаем колоссальное противостояние со стороны просоветски ориентированной властной элиты. Но ведь её не сбросить со счетов.

Словом, идёт процесс. И дверь, до которой мы в конце концов дойдём, имеется. Главное – идти вперёд, не сворачивая на обочину переворота. Пока монарх сидит в голове, олигарх правит миром.