Мой пёс Тоша

6 октября, 2021 6:03 пп

Лена Пчёлкина

Лена Пчелкина:

Превратности любви.
Собака «найдёнкамыникогда» – была собакой местного дворника. Он ее бил, пинал ногами, кормил объедками. Это было еще тогда, когда был человек – человеку друг. Тогда не было собачьего корма, потому что и человек не питался по правилам института питания. Кстати, там мой дедушка был начальником. Однажды, когда наш дворник совсем запил, и заблокировал своим телом входную дверь в подъезд, собаку «ненайдёнкумыникогда»мы взяли домой. Из интересных сообщений – мы ее вымыли, накормили отжатыми у папы сосисками. И, как в «Чевенгур город солнца», сели на крылечке ждать большевиков. Собака (пол не помню) к тому моменту лоснилась импортным шампунем и папиными сосисками. Она погнала нашу кошку Белку и стала главной. Она уже могла пойти по папиной книжке в ЦДЛ и бухать там со всеми великими. Она, даже, могла править рифму Вознесенскому, или Евтушенко. Но эти замечательные планы были разрушены появлением дворника. Он, со вчерашнего, просто позвонил в дверь, пнул собаку, и она потрусила за ним с той радостью, с которой мы, женщины, с безошибочным чутьем мизантропа, ходим за мужчиной, который нас может до смерти замучить. Папины сосиски, членство в союзе и отсылки к Платонову были забыты навсегда в этом ошеломительном комплоте.
Мама мне тогда сказала, что любовь иррациональна. Мне было лет восемь, и я не поняла. Поняла потом.
Мой пес Тоша, которого я купила, была с ним всегда, лечила, любила, стригла, водила к врачам, читала Пастернака, и опять лечила, стал откидывать. От слова и без слова. Ему исполнилось шестнадцать, и, вероятно, он не смог пережить выборов. Я обучилась искусству уколов- разных- и туда, и в холку, и куда угодно. Я не только заинтересовалась реанимацией, но и освоила ее – прямо на 8 уколов. Я старалась. Я была на связи с врачами, они меня хвалили, говорили, что я молодец, и нас с Тошей вставили в какие-то оху@нные списки долгожителей. Я умирала вместе с ним, и возрождалась вместе с ним. Он все принимал. Как только ему становилось лучше, он начинал тут же лизать ногу моему мужу. Потому что муж – Бог, а я тот, кто умеет делать уколы. И он принимал уколы, принимал реанимацию, но не думал, что это я из-за любви, потому что меня, как персонал любить необязательно. И вот сейчас он опять лижет ногу моего мужа.
Я пыталась вспомнить своего первого мужчину. Не смогла. Наверное это бумеранг