Модернизация, репрессии, индустриализация и террор происходили одновременно

549

На новосибирском сайте «Тайга.инфо» сегодня вышла моя заметка к идущим в Н-ске дискуссиям о том, ставить ли памятник Сталину или всё же не надо. Скопирую её сюда целиком.

ПАМЯТНИК СТАЛИНУ КАК ПОСЛАНИЕ
(первоначальное навзание «ЗНАЧИТ, ТАК МОЖНО!»)

Современные города трудно представить себе без памятников. В центре Новосибирска есть памятники известным государственным деятелям, и таким замечательным жителям города как архитектор Андрей Крячков и летчик-ас Александр Покрышкин. Теперь обсуждается, где именно будет стоять памятник И. В. Сталину. Этого уже много лет добивается сплочённая инициативная группа, готовая тратить на это и деньги, силы и время. Если они своего добьются, новосибирцам придётся жить в городе с таким вот памятником.

Каждый мемориальный объект, тем более каждый памятник, выражает какую-то чувства и мысли. Те кто ставит памятник, будь то органы государственной власти, муниципалитет, активные группы горожан, группы, общественные организации, все вместе – тем самым одобряют деятельность изображаемых людей. Это пример для современников и потомков.

Что будет выражать собой памятник Сталину? Что он сообщает горожанам? Хочется сказать пару слов об этом.

Как обычно, большинство горожан к будущей достопримечательности относятся равнодушно, предпочитая сосредоточиться на ближайших делах и заботах. А кто неравнодушен, те, ожидаемо либо сторонники, либо противники. И от сторонников можно узнать, что как сказано в письме Инициативной группы в Мэрию, «Под руководством И. В. Сталина Россия стала великой индустриальной, ядерной и космической супердержавой мира, которую уважали и с которой считались. Победа социализма в СССР под руководством И.В. Сталина стала факелом борьбы в глазах угнетённых всех стран мира.»( Цитирую письмо инициативной группы в Мэрию)

А от противников – что и «в 1930-е годы было расстреляно 130 тыс. сибиряков. А сколько так и пропало без вести, сколько прошли через лагеря! Жить в городе с памятником палачу своих родителей по меньшей мере стыдно. Да и имиджу города это противопоказано.» (цитирую историка Константина Голодяева).

И те и другие даже не спорят, а просто обращают внимание на разные стороны деятельности одного и того же лица. Будучи высшим государственным руководителем, это лицо руководило И то и другое — модернизация, и репрессии, индустриализация и террор, происходило одновременно.

Даже нельзя сказать, что второе было для первого необходимым условием – никто не сможет объяснить, как именно физическое уничтожение квалифицированных рабочих, инженеров и руководителей способствовало этой индустриализации И как именно насильственные переселения крестьян из самых развитых земледельческих районов в бесплодную тундру – развитию сельского хозяйства. Или как репрессии против кадровых офицеров укрепляли обороноспособность страны. Поэтому скажем просто: и то и другое происходило одновременно, и было задумано и организовано этим первым лицом государства. Которое уделяло внимание и тому и другому — и строительству и убийствам. У первого лица имелись для этого свои резоны, а какие – об этом лучшие историки спорят уже много лет. И в конечном итоге, для потомков всё дело в результатах.

Эти результаты – уравнение. С одной стороны – построенные города, Победа, завоеванная половина Европы, и так далее, с другой стороны – индустриальное использование рабского труда, миллионы «убитых задёшево», разрушенные семьи, и можно бесконечно спорить – какой стороной уравнения можно пренебречь.

В том, что этим можно пренебречь, и состоит простое послание памятника Сталину, который может быть появится в центре Новосибирска: ТАК МОЖНО. Можно строить — и при этом убивать. Можно развивать сельское хозяйство – и убивать людей голодом. Можно вести войну со страшным врагом – и убивать при этом своих. Можно прокладывать железные дороги по костям, можно переселять по этим железным дорогам целые народы. Так можно.

В общем, с людьми можно делать всё. Ведь всё равно в конечном итоге потомки поставят памятник – так сказать, потомству в пример.

Несколько лет назад я брал интервью у приехавшего в Новосибирск культуролога, известного теоретика и практика музейного дела Николая Прянишникова. Касаясь разных актуальных тем, я спросил его о том, почему память о ГУЛАГе так важна для современной России. И он ответил: «это площадка для анализа того, сколь неэффективны рабские формы труда. Как они нечеловечны.» Этот ответ мне кажется очень характерным. Если бы я брал такое интервью сейчас, обязательно бы спросил: а если анализ покажет, что рабские формы труда эффективны? Они станут более человечными? Почему мы не пользуемся рабским трудом? Потому что он неэффективен? А он он иногда может быть даже и эффективен —в шахтах, на строительстве магистралей в тундре… Может быть, почему-то рабский труд использовать всё-таки нельзя?

Если в Новосибирске появится памятник, он будет наглядным и убедительным ответом и на этот и на многие другие вопросы о том, что можно, а чего нельзя: всё можно. Вообще всё. С вами, проходящими мимо него, оглядывающимися на него, можно делать всё что угодно.

Неприятно? Унизительно? Ну… видимо, придётся потерпеть.

***

Гиперссылки — в тексте (ссылка в первом комментарии).
Спасибо Сергею Самойленко за содействие!