«Мне неприятен ветеран, который родился после поcлёта Гагарина, но при этом лез под танк в сорок втором…»

1975

Честно, говоря, я бы многое запретил. Например, пальмовое масло. И пальмы тоже. Во всяком случае, в Сибири — точно. Места много и пальм там уже больше, чем кедров, судя по молоку и сыру.

Валежник я б тоже запретил. Разрешил бы, скажем, газ собирать в болотах. Потому, что в болоте, как правило, газ есть, а в деревне, что возле болота — газа нету. А ещё лучше — даровал бы населению право вместо валежника бесплатно собирать солнечные батареи, электромобили Tesla и книги Стивена Хоккинга.

Я бы обязательно запретил счёты. Потому, что те, кто до сих пор считает на счётах и считальных палочках, запрещают Telegram.

Ещё б я запретил верующих. Всех. Потому, что верующие запрещают сомневающихся, а на это всегда с недоумением смотрят охреневшие, даже не имеющие своей конфессии.

Я бы обязательно запретил 9 Мая. Не навсегда: на время. Ну, чтобы переждать, пока ветераны не перестанут плодиться в таких количествах. Мне неприятен ветеран, который родился после полёта Гагарина, но при этом лез под танк в сорок втором.

Роскомнадзор я бы не запрещал. И Думу не запрещал бы. И даже Кремль. Их бы я просто убил.

Думая над тем, запрещать ли Сталина, коммунистов, «крымнаш», РПЦ, мавзолей, «можем повторить», полоний, «Новичок», закон Димы Яковлева, мультики про гиперзвуковую ракету, выборы, НТВ и так далее, я пришёл к выводу, что этого всего я бы запрещать не стал. Чем запрещать их по отдельности, проще навсегда запретить Россию.

И уже потом объявить во всём мире запрет на все запреты.

***

…Завтра улетать. А сейчас пойду к морю пить вино и есть жареную барабульку. Оказывается, в мире есть много стран, где так и не научились десятилетиями с восторгом ждать войну…