Массовая экскурсия в «несвободу»

30 мая, 2020 7:17 дп

Кирилл Полтевский

Кирилл Полтевский:

Несмотря на все горести карантина, в нём для России, мне кажется, есть и нечто полезное. Этот карантин – такая вот массовая экскурсия в «несвободу». И, кто знает, может быть, эта экскурсия нам всё же так не понравится, что мы всё же захотим свободы? Это, может быть, как говорится, добрый Бог нас решил и поучить, и проучить — за то, что мы свободу не любим.

Вы скажете, ну, если это — божье поучение, то тогда почему болеют и в других, скажем, свободных странах? А я вам скажу – а давайте лучше сейчас вот не будем думать о других, а подумаем, наконец, о себе. А другие пусть о себе сами подумают. А мы, давайте, хорошенько прочувствуем эту вот нынешнюю несвободу, да так, чтобы нас от этого буквально стошнило. Прочувствуем, да и скажем: Нет! Нам несвобода не нравится. И мы, всё-таки, хотим свободу.

Вы, согласившись, может, скажете, что, да, конечно же мы хотим свободу, но, собственно, мы и раньше её всегда хотели. Но просто нам её не давали, а потом её у нас украли. Кто? Враги. Ну и тут пойдут варианты и рассуждения – внутренние ли это были враги или внешние, явные ли, или тайные. А я вам скажу – нет, не враги, вернее враги, конечно тоже, но мы, мы с вами и сами не хотели свободу. Мы вещей хотели. И таких вот – подороже и поновее. Особенно под конец СССР. Так, что продали даже те искажённые свободы, которые были у нас там, ради этих вот всяких вещей и новинок техники из более свободного мира.

Вы и тут, конечно, не успокоитесь и скажете, что свобода отчасти – и в вещах тоже. И тут я, конечно, соглашусь. И скажу, да, она бывает и в вещах. Но добавлю, что мы настолько не привыкли ценить свободу и желать её, что не умеем её видеть даже и в вещах. А она действительно там есть – прямо-таки внутри многих вещей! Не знали?

Вы скажете — Оба-на! Вы скажете, ну, это уж, простите, сказки. Так, мол, мы и знали, что до этого дойдёт. До мракобесия и барабашек. Он смотрит на предметы, а они с ним говорят голосом свободы. Ну уж это слишком. В каких это-таких вещах есть свобода? Где это она там у тебя спряталась? А я вам скажу – есть она и в вещах. Есть. И безо всяких там барабашек. В стиральной машине, например.

Да! И в ней и ещё в пылесосе. Ведь и стиральная машина, и пылесос — были изобретены для того, чтобы освободить женщину от домашнего рабства. Об этом именно и кричала американская реклама, когда их промышленность начала всё это массово выпускать. И правильно кричала. Потому, что это и была суть изобретения. И женские прокладки тоже полны свободы – они позволили женщинам полноценно работать в любые дни. А это — свобода!

И хлопкоуборочный комбайн – это свобода. Он был изобретён в Америке, когда там отменили рабство. И был нужен, чтобы хлопок был, а рабства не было. Чтобы была свобода. И удобные современные автомобили, которые легко водить каждому, они такие потому, чтобы не ездить с шофёром, т.к. ездить со слугами – несвобода, а вариант рабовладения. А без господ и слуг – это свобода.

И чековые книжки – это свобода. Когда сам человек выписывает чеки, то он печатает временные деньги. И отчасти – сам себе центробанк. А когда он должен получить разрешение у банка, когда желает заплатить, да ещё и долго ждёт ответа, т.к. банк его деньги крутит – то это несвобода. У нас это мало кто понимает, что чеки – это свобода. У нас думают, что свобода – это когда что-то автоматическое, с лампочками и блестит.

Я вот думаю, что если взять нынешних американцев и поместить их во времена древнего Рима, то они и там организуют свободное общество. А вот если взять древних римлян и поместить в Америку, то они и там станут использовать технику, чтобы ошейники рабам на шеи надевать. Я, конечно, тут не про римлян, а как бы про нас, русских.

«Москва – Третий Рим» — написал некогда хитрый псковский старикан-монах Филофей. Он так написал потому, что свободную Псковскую Республику Иван Грозный захватил, а этот Филофей придумал, как бы похитрее переметнуться к оккупанту. И у него это прекрасно получилось. Он потерял свободу. И стал хвалить несвободу.

Так вот. Третий Рим. А зачем нам это нужно? Зачем нам это замшелое рабовладение и рабство? Может быть хватит нам уже? Может быть – надоело? Давайте захотим наконец свободы! Вот прямо сразу после этого коронавируса.