«Мама забеспокоилась только тогда, когда Павел перестал пить и ее пиз@ить…»

11 июля, 2022 9:36 дп

Лена Пчёлкина

Лена Пчелкина пчела и ко, 2021 г.:

Этот роман перепахал не только Ильича…
Кто дочитал эту книгу до конца — тот я. С тех пор я укрепилась в мысли, что мужчина с усами (да еще и такими унылыми) – это всегда что-то гадостное. Я прямо видела, как они топорщились, когда он накручивал неаппетитные определения на описания своих героев. Горький ненавидел своих читателей и всякий раз, обращаясь к ним из Америки, солнечного Капри, из постели актрисы Андреевой (фото) и еще из каких-то милых приятных сердцу и телу мест, он мучил их страшными образами потомственных чернорабочих, обитателей ночлежки, каких-то фантастических умельцев, которые из собственного сердца изготавливают осветительный прибор или страшными описаниями собственных периодов жизни, начиная с младенчества. Он мне напоминал героев Мастроянни и Анук Эме из фильма «Сладкая жизнь», которые красивые и праздные снимают комнату у проститутки, чтобы изваляться в грязи и познать радости дна. Но это был их личный выбор за их собственные деньги. Горький же в свои потаенные желания зачем-то впутывал читателей, погружая их в какую-то помойку. И как это не называй- русский критический реализм («На дне») или социалистический реализм («Мать») помойка остается помойкой. Особенного обидно когда ее трубадур воспевает ее с пляжного лежака французской ревьеры. Роман «Мать» это очень отдельное произведение, поставившее в тупик составителей школьной программы. С одной стороны — братья Власовы, их мама Ниловна и сотоварищи — это идейно выверенные граждане. С другой, владелец унылых усов зачем то вплел в роман евангелистские образы. Маевка — это у него крестный ход, а все это отребье – то апостолы, то пророки, а главарь- чуть ли не Иисус Христос. Вот с этим сомнительным житием святых надо было что-то делать. Немного спасало то, что автор , окончательно раззадорившись переосмыслил их умами все заповеди. И в глобальном смысле получилась такая околесица, что ее можно было пускать в учебник сразу без купюр. В принципе, если кратко пересказать все это , опустив философско-библейские мотивы, то роман этот о честном приказчике, правильно отсчитанной сдаче и недосмотре мамаши. Как мы помним роман начинается с того, что Павел Власов получил первую зарплату. Как же он ей распорядился, кроме как напился, отпиз@ил маму (предварительно дав ей денег на хозяйство). Он «сделал все, что надо молодому парню: купил гармонику, рубашку с накрахмаленной грудью, яркий галстук, галоши, трость и стал такой же, как все подростки его лет». Вот тут и наступает драматический момент романа. Приказчик, который его обслуживал, оказался богобоязненным, обстоятельным человеком, и отсчитал ему сдачу. Вместо того, чтобы его обсчитать и сдачу прикарманить. На сдачу наш герой купил вредных книжек и все, собственно говоря, завертелось. Мама забеспокоилась только тогда, когда Павел перестал пить и ее пиз@ить. И все это восприняла неправильно. Лучше бы она ходила в синяках, а Паша — пьяным. Тогда бы не случилось, то, что случилось потом, когда пахали за трудодни, а не за гармоники с тростями. К Пашиному брательнику — Мише она не очень приглядывалась. От его описания, данного самим Горьким вздрогнул бы даже видавший виды Ломброзо. Поэтому он получился таким, что в школе о нем не очень охотно рассказывали учителя. Дальше все чудовищно неинтересно. Обидно, что за 70 лет этой господства этой Мессии положили столько народу из-за добросовестности приказчика и дуры-мамаши. Вот они – благие намерения, которыми выложена дорога в социальную справедливость.
Из интересных фактов: Ниловна- единственная героиня русской литературы, которая на бл@дь. И это редкий случай, когда лучше бы она ей была.