Люди уже просто не ведают, к кому обратиться за помощью

1388

2016-11-27_10-10-08

Рамзан, помоги! Или горе луковое, народное…

 

Я, конечно, поразился открытому обращению граждан Калуги к Главе Чеченской республики Рамзану Кадырову. Кроме как жестом отчаяния и безысходности это назвать нельзя.

Ну, позвонит Рамзан Ахматович Путину, и что… Путин будет заниматься калужским рынком? Понятно, что он тут же спустит (гипотетически) приказ местным властям: явного криминала нет, миллиарды нала нигде не спрятаны, силовики, прокуроры и фэсэошники не  задействованы. Не посылать же на каждый народный призыв следственную бригаду из Москвы.

На самом деле это не просто грустно. Это жутко!

Русским людям не к кому обратиться в своём «собственном», в кавычках, городе.

Да, калужское воззвание, за счёт СМИ, громко всплыло, аукнувшись по России. Но по сути, этой проблемой больна вся страна абсолютно.

По всей стране идут «зачистки» малого бизнеса, лоточников-коробейников, рынков, рекламных мест и несоответствующих ГОСТам конструкций. Идёт непримиримая война за сладкие городские участки, занимаемые «быдлом» – мелкими лавочниками, крестьянами с продуктовыми прицепами, бабушками с соленьями-вареньями и луковыми головками. Война, превращающаяся из радужных шуваловских «надежд на экономический рост» в настоящее народное «горе луковое». Невыдуманное. Тяжкое.

Все наверняка видали, как полиция гоняет с уличных торговых ящиков тулупчатых дедков с вениками да соленьями, менял-старьёвщиков, возникших будто из приснопамятных 90-х, необычных оборванных фриков, бог весть откуда скоммуниздивших какие-то простыни, наволочки и носки.

И это лишь верхушка айсберга.

Почему люди организуют стихийные базары, столь нелюбимые последнее время властями? Ответ тривиален, как скумбрия в томате: у людей нету денег, чтобы заплатить аренду на том же рынке. Но, как ни странно и ни прискорбно, они почему-то хотят жить, хотят есть сами и кормить своих детей.

А на данный момент наиболее доступную аренду, как правило, предоставляют именно муниципальные рынки. Про большие торговые центры, с яркими новогодними огнями и сияющей рекламой умолчим вовсе. Большинству населения они просто не под силу: ни торговать там, ни тем паче что-то покупать у них нет возможности. И это факт. Быть бы живу.

С другой стороны.

Да, рынки сносят по всей матушке-Руси. В угоду капиталу. В угоду прекраснодушным планам по благоустройству. Ведь действительно, все эти советские каменные сараи и павильоны выглядят удручающе. Непрезентабельно смотрятся также старые палатки, ларьки, всяческие ржавые закутки с неказистыми вывесками.

Закон, обязующий подвести всю уличную торговлю «под крышу» работает частично. Потому что в реальности, – чем подводить под крышу обветшалое здание 1970-х гг., – его легче снести и построить новое. Чем, вроде бы, и занимаются муниципалы.

Они разбирают рынок и… втихаря и по подставным конкурсам отдают «плодородные» земли аффилированным фирмам.

Тут же появляются платные стоянки, жилые комплексы, многофункциональные кластеры.  Зайти куда на условиях отнюдь не дешёвой аренды может уже только небедный, вполне  состоявшийся бизнес. Который, увы, тоже тает на глазах.

Тут-то и появляются наличные миллиарды, миллионные откаты и космические взятки. Что, в общем-то, подлежит следственным проверкам. Одно лишь но…

Дома-стоянки введены. Договора купли-продажи, далее перепродажи 3-м лицам юридически грамотно оформлены. Заверены гербовой печатью. А также нерушимым союзом местной коррупционной вертикали – молчашей в тряпочку. На словах да на бумаге  – исполняющей указы Президента РФ об очищении городов от ненадлежащей рекламы, старых ларьков и портящих ландшафт строений. На деле – в очередной раз обогатившейся.

Вопрос в ином…

В том, что никакого шуваловского экономического роста как не намечалось, так и не будет. Наоборот, народ катастрофически нищает и в отчаянной безнадеге выходит на площадь и просит помощи не у Шувалова (ему собачек-корги надо в Лондон везти). А у Кадырова: «Рамзан, спаси от беспредела!»

Ведь просить больше не у кого.

Потому что у тех, – кто должен и обязан(!) помочь, – все контракты уже подписаны.