«Любовь с третьего взгляда, когда первый на грудь, второй на ноги…»

1679

Валерий Зеленогорский,
5 ноября 2011 г.

Женщина — магнит.

Тина мужа не любила никогда, мудачок он был и липкий какой-то, вышла за него по нужде в 29 лет, когда поняла, что не видать ей хорошей жизни по совести на маленькой зарплате.

Она секретарём была в конторе, торгующей памперсами по всему СНГ, этот муж пришел к начальнику по делу и застрял в её приёмной.

Он долго плёл что-то про судьбу и любовь с третьего взгляда, когда первый на грудь, второй на ноги, а третий в глаза само собой, потом в ресторан позвал дорогой и руку жал, говорил, что обует и оденет.

Она по знаку Дева была, он Скорпион, первый раз все совпало, она чистая дева, а он точно паук, заплел так паутину, что не вырваться и в уголок уволок потом в свой по Горьковской дороге.

Сетовал, что одинок, что нет второй половинки, (жена разбилась в самолёте по дороге на курорт), а детей не заводили пока миллиона не набралось, потом набралось, а жены нет, вот такие дела…

Месяц цветы слал, звонил вечерами и склонял к сожительству по расчёту.
Лет ему под сорок было, лысый и толстый, а глаза всегда прикрыты, будто спит, голос металлический и походка, как бы жопа отдельно, а тело впереди с ножками и ручками не по размеру.

Совсем неинтересный, но деньги есть, полная гармония.

У Тины были одни минусы, минус квартира, минус старые родители в Вологде, возраст, близкий к критическому и выбора никакого, если не брать в расчёт завхоза, который пристаёт на работе, то кавалеров, раз и даже два сказать некому, нет второго.
Кто-то был в розовой юности, но серьёзно никто не звал, не хотел никто ради неё без устали рубить дрова силой своей играючи (цитата из советского поэта).

А что в плюсе, по — большому счёту ничего особенного, женщина с не исполненными желаниями, но не зверь, не стерва, одна из многих стоящих в очереди, ну если не за счастьем, то хотя бы за тем, чтобы выбиться из нищеты приличным способом.

Прикинула, взвесила все плюсы и минусы и решила, хер с ней с любовью, где она, кому любовь, а кому расчёт холодный с бонусом материальным, ладно, сказала она чёрту лысому и уволилась, отдохну, десять лет без отпуска.

Свадьбы не было, какая свадьба, если люди сошлись, как два корабля в доке на капитальный ремонт.

Поначалу неплохо было, вставать не надо рано, в доме тепло, баба какая — то по дому шуршит, готовит, моет, стирает.
Целый день по дому бродишь, шоколад с орехами трескаешь, мастер из салона приезжает красоту наводить, можно и погулять выйти по поселку, но никто не с кем не здоровается, берегут свою частную жизнь, как честь девушки на востоке.

Тина это понимала, когда страна столько лет жила жопа к жопе, в армии и в школе, и тюрьме, и коммунальной квартире будешь ценить обретённую свободу.

Тина сама видела в своей квартире, как мама с папой братика делали у неё на глазах в коммуналке под храп бабушки, спящей на сундуке.
И было это не в послевоенную разруху, а в год Олимпиады, когда брат родился, обещали, что будет коммунизм в отдельной квартире, но не вышло, помешало капиталистическое окружение, а из окружения нужно пробиваться с боями, не все пробились, кое-кто остался в старых окопах, т.е. в обшарпанных коммуналках.

Мишка (олимпийский) улетел, горько заплакав, вместе с ним заплакала вся страна, не дождавшись светлого будущего, он улетел, но обещал вернуться и вернулся в 85 в образе Михалсергеича и он тоже пообещал всем отдельную квартиру к 2000 году.

Опять помешали внешние силы и враги внутренние, опять не вышло, всё это Тина вспомнила, гуляя по дому, который ей подарил маленький, толстый мужичок — паучок — беспартийный расхититель народного добра на ниве просвещения, он строил школы и параллельно с этим своё благосостояние.
Лучше сонной мухой в сетях паучьих, чем с бабушкой в одной комнате до смерти ее и старости своей, так подвела итог Тина прогулке по дому мудака — паука.
Через три месяца стало ей скучно, надоело сидеть дома под подпиской о невыезде, мудачок вечером приезжал, быстро ужинал и уходил в кабинет деньги считать, прилипшие в процессе строительства, посчитает и ухнет в кровать удовлетворенный.
В один из выходных Тина разговор завела, что надо, что-то делать, решила освоить компьютер поглубже и в автошколу поступить для повышения мобильности.
Мудачок — паучок (далее МП) репу почесал и согласился, но внёс коррективы, заниматься с инструктором — индивидуалом и АТ-ишником на дому.
Инструктор по вождению оказался бывшим лётчиком, прервавшим свой полет из-за проблем с горючим и плохим денежным довольствием в армии.
Он был хорош собой и руль держал крепко, и совсем был не прочь подержать и её в своих твёрдых руках, но верность тогда еще никто не отменял, и она устояла на ногах от его многих виражей, от его куртки вкусно пахло, заоблачно кружилась голова, но сделать петлю и упасть в штопор к ногам очень хотелось, но скованная обязательствами она наступила на своё желание, как всегда в своей прежней жизни, когда ей многое было не по карману.
Курсы закончились, лётчик улетел на новые цели, но оставил в Тине лёгкое ощущение, новое в её жизни, она кому-то нравится, сытая безмятежная жизнь сняла с неё венец безбрачия, так ей когда-то сказала старуха, жующая пирожок с капустой в поезде Москва — Вологда.

Она потом выяснила, что это такое, но потом забыла, не до того было.
Часто потом она представляла себя в полёте с инструктором на больших высотах, но ни разу не позвонила, стыдно было предлагать себя, хотя очень хотелось.

Получив права, она стала рассекать на своей ,,мазде,, сначала возле дома, а потом и в Москве не боялась летать по разным делам, которые появились с ростом благосостояния.

Пришло время компьютера, приехал мальчик 20-ти лет, смешной такой, с длинными волосами и ресницами мохнатыми, как в рекламе, где звезда красит наклеенные ресницы и хлопает ими, как енотовидная собака в мультике.
Мальчик стал учить Тину, стоял сзади, и от его ресниц становилось жарко, как в пустыне в полдень.

Она пила с ним кофе в перерывах, смеялась и смущала его словами и короткими юбками.
Он не робел, видимо ему приходилось уже спать со своим ученицами и он поддавался на игры, но грань не переходил, она ему тоже нравилась, но он помнил, что сказал её муж, нанимая на работу, отрежу яйца, сказал муж, если что узнаю.
Но, что может остановить женщину дождавшуюся любви и молодой организм мальчика с бурлящей кровью, все, что должно было, случилось после освоения программы ,,Интернет эксплоер,.
Они вышли из Сети вместе на мансарде дома, где занимались тем, что важнее всех программ и сетевых адаптеров.
Совпадении кодов произошло, программа ,,свой- чужой,, нашла точки соприкосновения, всё случилось и поехало по налаженной колее, где никаких ухабов и ям.
Всё недоданное компенсировалось, за юность пустую, за зрелость, чуть не засушившую ее молодое тело.
Муж не замечал её перемены или относил на свой счёт себе в актив, отмечая про себя, что может сделать женщину счастливой и даже гордился собой, как самцом.
Обучение шло наступательными темпами, она научила его пить, курить, говорить слова о том, что он раньше делал только с монитором на сомнительных сайтах, обмен опытом обогатил каждого в этой паре и нагрянула любовь.
Мальчик сильно взял в голову и стал часто говорить, про любовь, про то, что так жить нельзя. Звал к себе в коммуналку начать с чистого листа, но она уже не хотела в коммуналку, не хотела умирать на сундуке, как бабушка.
Сказать, что она не верила своему мальчику, зовущему в светлые дали, было бы неправильно, верила, но ждать не хотела, она решила сразу убить трёх зайцев.
Родить от него, т.е. использовать его, как донора и заодно иметь навсегда рядом с собой копию своей первой любви, а также сохранить базовое благосостояние с МП, продолжая жить без хлопот и забот.
Так оно и случилось, компьютер был освоен, мальчик больше не приходил, он не узнает никогда, что его ребенок зовет папой другого мужика.
Женщина-магнит всё чудно устроила, как в старой сказке, где получилось и рыбку съесть и ножки свесить, и много раз козлу своему на лоб навесить.
Но иногда, защемит сердце, когда она заходит в спальню к сыну и видит в нем, разметавшемся на кроватке, другого мальчика, большого, сильного и бесконечно дорогого.
Но она берет себя в руки и идет в объятия своего паука и терпит.