Олег Утицин:

Андрей Шмаров, начальник страницы 42, золотое перо под ребро экономики, один из отцов-основателей журнала «Эксперт» опубликовал на ФБ совершенно правильный пост, о том, что нельзя путать Ъ, проект «Страница 42» и MayDay.

Поводом стали версии о том, что «Страница 42» — проект «Коммерсанта», потому что там много известных имён старого Ъ, версия о том, что «Страница 42» — некое подразделение этого сайта. И я, вслед за Андреем утверждаю, что это не так вовсе.

«Страница 42» (вот она на ФБ) возник и развивается задолго до того, как я задумал «Мэйдэй». И я обратился к Андрею Шмарову за разрешением помещать на этом сайте их публикации. Потому что они делаются известными аналитиками и экспертами, которые не только себе имя заработали, но и таким изданиям, как Ъ и «Эксперт».

Время такое, что эти издания рады теперь другим именам. Но это мелочи. А вот люди — это не мелочи. И я очень благодарен за то, что участники проекта «Страница 42» публикуются у нас.

Что же касается связей с Ъ, то обратите внимание на фото, я его опубликую в конце текста Андрея и снабжу подписями некоторые лица.

Ещё раз, спасибо, «Страница 42». А теперь!…

Андрей Шмаров:

10470869_956348254416215_9021465424404614626_n (1)

 

На фото: РЕДКОЛЛЕГИЯ В СТАРОМ КОММЕРСАНТЕ/ЭКСПЕРТЕ

Работаю сегодня с автором из учёных-экспертов (а это, надо сказать, самый трудный контингент: капризные и очень себе на уме), убеждаю его написать вот уже прямо сейчас, чтобы не «прососать инфоповод», а он мне, мол, у нас другой жанр, мол, подождут.

— Кто подождет, читатель?!
— Ну да…
— Читатель не должен ждать, его надо уважать.
— А аффтора?

Так вот, автора тоже, но уже во вторую очередь. А читатель, какой бы он ни был мудак, он царь, бог и воинский начальник. И это первое, чему строго учили на редколлегиях.

Помню статью Привалова в Ъ-weekly на разворот А3 без единого подзаголовка, выноса, иллюстрации, 2 полосы «густого текста». Яковлев по ее поводу сказал коротко, но емко: — Считайте, что этот текст напечатан, но не опубликован.

На правильной редколлегии коллеги крушат кого угодно, друг друга, но никто не обижается. Самая уничижительная оценка – дрисня, это длинная рыхлая заметка непонятно о чём.

Заголовок-подзаголовок-вводка – об этом все тыщу раз писали, промолчу. А вот информационный повод, сука, это святое, без него ты мудак. Помню, Кири делал обзор конъюнктуры рынка кофе, а инфоповод от безысходности выдал такой: — Зима, холодно, хочется согреться кружечкой горячего чая, поэтому поговорим о кофе. Проканало, хотя Рогожников как-то неуверенно кряхтел.

Бежит как-то редактор по коридору и возбужденно орёт:
— Маневича только что убили! Председателя питерского КУГИ замочили!
— Хули ты радуешься-то, идиот?
— Да не тому, что убили, просто вчера Серега у него интервью брал, получается, что мы последние с ним говорили!

Редколлегия – орган консервативный. Как-то я предложил записывать весь наш четырёхэтажный мат-перемат по номеру на гибкую пластинку и вставлять ее в каждый экземпляр журнала (как в советском журнале Кругозор), вот бы тиражи попёрли. Отказали.

Не без мистики. В первых версиях Коммерсантъ-Дейли, газеты очень технологичной, были рубрики ДТП и «Смерти». С первой было всё ясно: иномарки ставим, жигули не ставим. А со Смертями непонятно: бизнесмены умирал/погибали не каждый день, поэтому там появлялись покойники-артисты, учёные, военнослужащие, труженики ЖКХ, учителя, продавцы арбузов… Спрашиваю у Лёши Лужбина, ответственного за рубрику:

— Лёш, ты по какому принципу покойников отбираешь, если бизнесменов нет?
— Да в общем, без принципа…
— Не может быть! У вас же все регламентировано, должно быть правило.
— А вот нет правила…
— Хорошо, скажи, а тебя Яковлев как-то за Смерти штрафует, ебёт на редколлегии?
— Ага, еще как!
— Так как, скажи, не томи?
— Говорит: хуёвые у тебя Смерти сегодня, Лужбин, говно, а не Смерти!

 

10470869_956348254416215_9021465424404614626_n (1)

На фото:

Андрей Шмаров, по центру чуть правее во втором ряду сверху в светлой рубашке,

Иван Подшивалов (светлая память), нижний ряд, в центре, в светлой рубашке и джинсах с протянутой ногой,

Максим Ковальский сидит за левым плечом Подшивалова, а за левым плечом Ковальского — Володя Яковлев,

Никита Кириченко (светлая память), он же Кири,  уложил буйну голову на грудь девушки в белом во втором ряду сверху, справа,

Миша Рогожников, первый главный редактор «Эксперта» — в третьем ряду снизу вверх, прямо у ёлки,

Игоря Свинаренко вижу, за Подшиваловым по центру вверх четвёртый, в чёрной рубашке,

Сашка Фадин (светлая память) слева от Игоря второй в этом ряду,

Гелена Сает — справа от Игоря в тёмных очках,

Лёшу Лужбина не могу разглядеть.

Олег Утицин — на коленях, как обычно, у девушек, (второй ряд снизу, тот, который вдоль).

Тут все люди, достойные истории в отечественной журналистике, дай Бог, хоть какие-то истории мы соберём по крохам и опубликуем, пока живы.

И только что, трагическая новость знаменитый фоторепортёр Ъ Василий Шапошников ушёл нынче…

Господи…

Вот он, Вася…

417428_263017043798485_1399881987_n

Мы живы ещё, Вася, мы живы…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks