«Кто же не знает старика Крупского…»

989

Из книг-23, опять про Хрущева
То время, когда мой отец руководил страной – это уже история. Вот мой приятель Дэвид Эйзенхауэр, внук президента, когда кому-то звонил раньше, то его спрашивали с придыханием, а не родственника ли он президенту. А теперь когда звонит, его просят сказать, как его фамилия по буквам. Это говорит о том, что то время – уже история! Меня вот недавно представляли на ТВ, в Москве, и ведущий сказал: «А это – Хрущев Сергей, извините, отчества вашего не знаю».
—Ну да, кто же не знает старика Крупского.
—Это уже история!
—Я вот подумал, что самый близкий аналог истории со снятием вашего отца – это когда Собчака не перевыбрали губернатором. Только что телефон надрывался, и вдруг – замолк. Ксения Собчак про это рассказывала; ее это страшно поразило тогда.
—Только в случае с Хрущевым все было на шаг вперед – у нас телефон к тому же еще отключили. Из тех людей, с кем папа общался – один раз ему позвонил…
–…Микоян. Поздравил с новым годом.
—Да. И то ему за это попало. А больше… никто ему не звонил. И всех, кто был связан с политикой и с прессой, предупреждали – не надо! Например, начальник его охраны Литовченко, когда он потом работал фотографом в АПН, хотел поехать к Никите Сергеевичу. Но а АПН ему сказали: «Леонид Трофимович, мы вам не советуем. Не надо ездить». А вот моим ракетчикам никто ничего не говорил: пожалуйста, езжайте, водку пейте, гуляйте. Отец даже стал экскурсионным объектом. Из соседнего дома отдыха приводили экскурсии, заводили людей на участок. Никита Сергеич пускал, ему было скучно, он даже попросил охранников, и они сделали в заборе калитку – чтоб отдыхающим было удобней ходить.
—Цековский Дом отдыха это был?
—Нет, самый что ни на есть пролетарский, профсоюзный. Когда Никита Сергеевич умер, его дачу сожгли – или она сгорела, есть и такая версия. На этом месте построили многоэтажный пансионат для старых большевиков.
—А это все где было? На Рублевке?
—Петрово-Дальнее. Там был огромный участок, 20 или 30 га, огороженный, и на нем – пять или шесть дач. Когда отца отстранили, то стали решать, что с ним делать. Посадить нельзя, с одной стороны, — а с другой стороны, не оставлять же его на главной даче — Горки-9. И ему нашли нормальную дачу – хороший деревянный дом, в котором жили поколениями управляющие делами совнаркома, потом Совмина. А та дача, Горки-девятые, она так и оставалась пустой — пока туда не заселился Борис Николаич. Говорят, там теперь Медведев живет – ну, точно не знаю…
—Вот что такое – эти истории с Хрущевым и с Собчаком? Это общее свойство людей – вот так себя вести? Так с королем Лиром обращаться? Или это чисто советская черта?
—Король Лир — это вы правильно сказали… Думаю, это свойство способа управления. Когда форма правления предусматривает, что вы не только добиваетесь власти, но и потом ее неизбежно теряете – вы, будучи на вершине власти, живете спокойно и ни от кого не зависите. В такой системе президент заканчивает свой срок – и идет писать мемуары или выступать с лекциями. А когда у вас есть верховное лицо, которое может быть императором, генсеком и даже президентом, если это не настоящая демократия – то картина другая. Это примерно так же, как вы дружили бы с Петром Третьим во времена матушки Екатерины. Ему тоже «никто не звонил». Такая форма правления! Зачем искать приключений и получать репутацию диссидента?